22

Альберт Лещев: Работа тренера молодежной команды мне очень по душе

  Ветеран армейского клуба, проведший за него более 800 матчей, член Клуба 100 российских бомбардиров, а сейчас старший тренер «Красной Армии» Альберт Лещев рассказал о своей хоккейной карьере и первых шагах на тренерском поприще. 

 Ветеран армейского клуба, проведший за него более 800 матчей, член Клуба 100 российских бомбардиров, а сейчас старший тренер «Красной Армии» Альберт Лещев рассказал о своей хоккейной карьере и первых шагах на тренерском поприще. 

 

- Альберт Викторович, начнем с вопроса о первых шагах в спорте. Каким образом вы пришли в хоккей?

 

- У меня выбор спортивной секции произошел, как и многих подростков.  Я перепробовал много видов спорта, в каждом из которых у меня были успехи и в итоге за компанию с друзьями пришел записываться в хоккей. Мне уже было лет 9-10. Начал заниматься, мне понравилось, да и родители настаивали, чтобы я продолжал заниматься спортом.

 

- Это был осознанный выбор?

 

- Да, я сразу сделал выбор в пользу спорта, и им стал хоккей, так как в нашем городе (Ижевске) он котировался больше всего.

 

- Из Ижевска вы переехали играть в пермский «Молот», а затем в «Динамо» (Минск). Каким образом туда забросила судьба?

 

- Минск был промежуточным этапом, я провел там около месяца и затем уехал в ЦСКА. Шел 91-год.

 

- Как оказались в армейском клубе и почему выбор пал именно на него, ведь как раз в начале 90-х ЦСКА перестал быть гегемоном в отечественном хоккее?

 

- ЦСКА по-прежнему оставался самым известным клубом и грозной силой советского хоккея, так что сомнений у меня не было. Меня заметил Борис Моисеевич Шагас, селекционер армейцев, и порекомендовал тренерскому штабу под руководством Виктора Васильевича Тихонова.

 

- Какие первые впечатления у вас были от пребывания в прославленном клубе?

 

- Первые ощущения были ошеломляющие. Представьте, молодой парень из глубинки приезжает в Москву и видит воочию на тренировках игроков, которых видел только по телевизору. Могу вспомнить Владимира Малахова, Валерия Каменского, Павла Буре, Владимира Константинова. Это были звезды отечественного хоккея.

 

- На тренировках вам, молодому игроку, предъявлялись те же требования, что и признанным мастерам?

 

- Стоит сказать, что первые полгода в ЦСКА я только тренировался, а не играл. Это было связано с урегулированием вопросов по денежной компенсации за меня моему бывшему клубу. Так что у меня было время привыкнуть к требованиям и нагрузкам Виктора Тихонова. 

 

- Сейчас по-разному оценивают 90-е годы. Советский Союз распался и спорту в целом и хоккею в частности перестали уделять то внимание, которым  он был обласкан в советское время. Какая была атмосфера в ЦСКА, и сказывались ли на вас изменения, происходившие в стране?

 

-   ЦСКА всегда оставался профессиональным клубом, где все было направлено на воспитание и развитие спортсменов. Нам были созданы все условия, чтобы мы тренировались и показывали результаты, не задумываясь об изменениях в обществе, в том числе и негативных. Виктор Васильевич Тихонов всегда говорил: «Играйте, как следует, а уж наша задача создать вам все условия для этого». 

 

- Как вам вспоминается сотрудничество ЦСКА с клубом НХЛ «Питсбург Пингвинс»?

 

- Только положительно. Это сотрудничество продолжалось около двух лет. В спортивном плане нам этот обмен опытом очень помог. Наша команда ездила в Америку, и в течение месяца мы играли в чемпионате ИХЛ с фарм-клубами команд НХЛ. В «Питсбурге» в то время играли Марио Лемье и молодой Яромир Ягр. Нам дали возможность окунуться в атмосферу североамериканского хоккея, почувствовать игру и проникнуться духом профессионального спорта. Такой опыт в то время для нас был неоценим.

 

- В 1996 году армейский клуб разделился на два с практически одинаковыми названиями – ХК ЦСКА и ПХК ЦСКА. Первый остался возглавлять Виктор Тихонов, второй – Александр Волчков. Вы ушли в команду Волчкова. С чем это было связано?

 

- Причина была тривиальна. Представители Министерства обороны, которые продолжали курировать ЦСКА Волчкова, пообещали мне за выступления в их команде квартиру. Для меня в тот момент это был очень актуальный вопрос. Как потом оказалось, с квартирой ничего не сложилось.

 

- Почему не получилось уехать в НХЛ?

 

- В 90-е годы, впрочем, как и сейчас, чтобы играть в НХЛ нужно быть выбранным одной из ее команд в ходе процедуры драфта игроков. Просматривали скауты клубов молодых игроков на международных соревнованиях, например, на молодежном чемпионате мира. Я на него не попал и, поэтому не оказался на драфте  команды НХЛ. Хотя если была бы возможность,  я попробовал свои силы в Северной Америке.

 

-  В 2002 году ЦСКА объединилось. Тренером команды опять стал Виктор Тихонов, но в 2003 году вы переходите из армейского клуба в воскресенский «Химик». Этому были какие-то причины?

 

- Здесь все просто. Мне не предложили продлить контракт, и я принял предложение «Химика», в котором я провел шесть сезонов, о чем совершенно не жалею.

 

- Как бомбардир вы раскрылись именно в «Химике», где в сезоне 2006/2007 набрали 71 очко. Вам было 35 лет. Многие уже заканчивают со спортом, а вы становитесь лидером команды.

 

-  В команде была хорошая обстановка, но главное - это подбор партнеров. У нас сразу сложилось взаимопонимание на площадке и в жизни. И здесь нельзя не упомянуть о Сергее Мозякине. Вдвоем у нас все получалось.

 

-   Можете сравнить время, проведенное в ЦСКА и «Химике»?

 

- ЦСКА дал мне дорогу в большой хоккей. Я поиграл в команде вместе с большими мастерами под руководством замечательного тренера Виктора Васильевича Тихонова и приобрел неоценимый опыт. А в «Химике» - «Атланте» я раскрылся как игрок и достиг своих наивысших результатов.

 

-  В «Химике» вы стали членом Клуба 100 российских бомбардиров. Всего на вашем счету 181 заброшенная шайба. За ЦСКА вы провели более 800 матчей, что позволило стать одним из лидеров клуба по этому показателю. А вообще вы следили за своей статистикой?

 

- Я начал следить за своей статистикой, только когда начал играть в Воскресенске. И, конечно, приятно достигнуть определенного рубежа, который позволил мне оказаться в числе прославленных отечественных хоккеистов.

 

-   В вашей продолжительной карьере, по большому счету, было только два клуба – ЦСКА и «Химик». Не было желания, особенно на втором этапе карьеры, продолжить выступление в каком-нибудь топ-клубе, например, на Востоке?

 

- Предложения были, но я по своей натуре домашний человек. Мне тяжело быть далеко от семьи, и это сильно сказывается.

 

- В 2009 году вы возвращаетесь в родной клуб ЦСКА. При переходе вы ставили перед собой какие-то цели или хотели закончить карьеру в команде, в которой начинали свой путь в хоккее.

 

- Сразу скажу, что заканчивать я не собирался. У меня были предложения от трех клубов, но когда на меня вышли армейцы, я сразу согласился, ведь это был для меня родной дом. Но после окончания сезона я сел, подумал и как-то сразу принял решение, что мне пора заканчивать с профессиональным спортом, хотя еще мог год-два поиграть на высоком уровне.

 

- После окончания карьеры игрока вы сразу пошли на тренерскую работу в молодежную команду «Серебряные Акулы». Это был осознанный выбор?

 

- Расскажу, как это было. У меня есть очень близкий друг Сергей Тепляков. Он работал в спортивной школе, команда которой «Серебряные Акулы» выступает в первенстве Москвы. Узнав о моем окончании карьеры, он сразу предложил мне поработать вместе с ним и я, отказавшись от ряда предложений продолжить играть, вполне осознанно согласился стать тренером молодежи.

 

- Через год вы вернулись в армейский клуб и стали старшим тренером «Красной армии». Спустя два года можете оценить, какой тренерский опыт вы приобрели?

 

- Я сразу понял, что тренировать игроков, это совсем другое, чем играть самому. На сто процентов соглашусь с известным высказыванием: «Чтобы стать тренером, нужно убить в себе игрока». За игрой нужно следить с лавки с совершенно другим мышлением, нежели находясь на площадке.

 

- Сейчас вы осуществили это «убийство»?

 

- Еще нет. Но уже стою на этом пути.

 

- Как получается работать с молодежью?

 

- Во-первых, мне очень нравится. Я получаю от тренерской работы большое удовольствие. Мне кажется, что получается, хотя со стороны виднее. Тренер – это во многом психолог и дипломат. Тренировать молодежь нужно, используя метод кнута и пряника. В зависимости от психологии конкретного человека применять к нему можно один из этих двух вариантов. И здесь важно не ошибиться. Можно повысить голос во время игры, а потом в спокойной обстановке разобрать конкретные ошибки.

 

- Расскажите о ваших ближайших перспективах.

 

- Хочется в этом сезоне еще поработать с «Красной Армией». Это по-настоящему здорово тренировать подростков, видеть со стороны, как они меняются как игроки и личности, взрослеют в физическом и психологическом плане. Вместе с тем, эти ребята очень перспективны, и с ними очень интересно работать. Если костяк этой команды сохранится и будет улучшать свою игру, то через 2-3 года у первой команды будет достойный резерв, что является нашей основной задачей как тренеров молодежной команды. Мы работаем на перспективу и сиюминутный результат не очень важен для нас.

 

- И последний вопрос. Что помогает или заставляет вас находиться в такой замечательной физической форме?

 

- В первую очередь это зависимость от спорта, который был и остается со мной на протяжении многих лет. А во-вторых, будучи тренером молодежи, я должен подавать своим подопечным пример правильного отношения к своей спортивной форме и делу, которому мы себя посвятили. 

 

Пресс-служба ХК ЦСКА