19

Как Никита обскакал Овечкина

Победа в Кубке Харламова. Бронза юниорского чемпионата планеты. Рекорд мира. Дебют в КХЛ. И все это счастье свалилось на его голову в неполные 18 лет! Никита Кучеров провел просто сумасшедший сезон.  

Победа в Кубке Харламова. Бронза юниорского чемпионата планеты. Рекорд мира. Дебют в КХЛ. И все это счастье свалилось на его голову в неполные 18 лет! Никита Кучеров провел просто сумасшедший сезон. Не пропустите: на хоккейную орбиту с космической скоростью поднимается новая звездочка!

 

«РАЗВЕ МЫ ЛУЗЕРЫ?!» 

 

В начале сезона вытащить из скромняги Никиты Кучерова хоть слово было для журналистов сродни подвигу. Главком «Красной Армии» Вячеслав Буцаев тогда даже заметил, что ему приходится отправлять форварда на интервью в приказном порядке…

 

– Сейчас уже все нормально, привык к репортерам и понял, что интервью – тоже часть моей работы, – рассказывает Никита, усаживаясь за столик уютного кафе Ледового дворца ЦСКА с символичным названием «Буллит».

 

– Самая горячая тема в молодежном хоккее – ваша феноменальная результативность на юниорском чемпионате мира. Когда узнали, что стали рекордсменом?

 

– Когда забил второй гол канадцам в матче за третье место. Партнеры по команде Миша Григоренко и Костя Воршев постарались. Перелопатили всю статистику и просветили. 21 очко – новый рекорд!

 

– В курсе, кого вы обошли?

 

– Финна Тони Раялу и Александра Овечкина. Жаль, не удалось побить еще и снайперский рекорд Ови.

 

– До чемпионата мира сезон был провальным для юниорской сборной – всего два выигранных матча на трех турнирах. Откуда такой всплеск?

 

– Разозлились на себя, сплотились. Разве мы лузеры? Играли по принципу «Один за всех, и все за одного!». Атмосфера в команде была великолепная. Это как раз тот случай, когда получаешь удовольствие от коллектива и хоккея.

 

– Говорят, в полуфинале со шведами нашу сборную засудили…

 

– Честно? Они были выше нас на голову, полностью переиграли и перебегали. А нам банально не хватило сил. Хотя, если объективно, когда нам забивали второй гол, вратарь Андрей Василевский секунд десять лежал на шайбе и судья мог бы пять раз успеть свистнуть…

 

– После такого поражения не верилось, что вы возьмете бронзу в матче за третье место против Канады…

 

– Да мы и сами в это не верили. Боялись, что сил снова не хватит. Но вдруг открылось второе дыхание. Да и канадцы оказались не такие страшные, – улыбается Никита.

 

– Организаторы турнира как-то отметили ваш рекорд?

 

– Нет. Мне просто вручили приз лучшему нападающему. Да и то не на льду – передали его в подтрибунном помещении. Дело в том, что мы не стали дожидаться финала и улетели домой. Я даже не знаю, попал в символическую сборную турнира или нет. Хотя без золота это не столь важно…

  

«Я – КУЧЕР, ОН – ГУСЬ»

 

– Что вы почувствовали, когда пришел вызов из сборной? В разгаре полуфинал Кубка Харламова, а вас выдергивают…

 

 

– Я был уверен, что «Красная Армия» выйдет в финал. А значит, золото или серебро уже были в кармане. Хотелось добавить к этому и первое место на чемпионате мира.

 

– С вашим «вечным» партнером Никитой Гусевым, наверное, по пять раз на дню созванивались?

 

– Когда? То игры, то тренировки… В основном переписывались в Интернете или созванивались по скайпу. За матчами «Красной Армии» я следил в онлайне. Болел, переживал. А уж как радовался голам Гуся! Он же забил в плей-офф почти в два раза больше шайб, чем Максим Кицын в прошлом сезоне! Молодчик!

 

– Вы сказали Гусь, а говорят, прозвище Никиты Гус Хиддинк…

 

– Может, кто-то его так и называет, но я не слышал. Для меня он Гусь, а я для него Кучер. Все просто, без изысков.

 

– Боюсь предположить, какое прозвище вы бы дали своему центрфорварду мечты Павлу Дацюку?

 

– Да уж, Павел – лучший центральный нападающий в мире. От бога! Очень умный игрок.

 

– В одном из интервью вы на пару с Никитой заметили, что не прочь сыграть с Дацюком, но только боитесь, что не станете его идеальными краями. Может, после таких достижений пересмотрите свой взгляд?

 

– Это надо у Павла спросить…

 

– Не проблема. В этом сезоне он стал обладателем традиционного приза «Советского спорта» «Харламов-трофи» – лучшему россиянину в НХЛ и летом приедет к нам в редакцию. Милости просим, там и спросите…

 

– Жаль, но летом меня в Москве не будет. Поеду к родителям в Нью-Йорк.

 

«В МАЙКОПЕ ХОККЕЯ НЕТ» 

 

– А вы про Нью-Йорк расскажите поподробнее…

 

– Родители уже два года там живут. Отец у меня военный, его туда отправили в командировку, а мама с ним как настоящая жена офицера. Когда я был моложе, они на три года уезжали в Уругвай, а меня оставляли с бабушкой, тетей и братом. А родился я в Адыгее, в Майкопе. Это юг России, и никакого хоккея там нет. К счастью, когда мне было полгода, родители переехали в Москву.

 

– Сейчас снова живете с бабушкой?

 

– Редко. У нас с Никитой есть комната в интернате ЦСКА, там и обитаем. Экономится куча времени и энергии. А разъезжаемся только на выходные – я в Выхино, а он – в Химки.

 

– Подождите, но ведь школа «Белые медведи», в которой вы занимались, находится на северо-западе столицы. Это ж с Выхино разные концы города!

 

– Моя семья тогда жила на «Щукинской». А это совсем рядом. С Никитой мы познакомились еще в школе «Серебряные акулы». А потом наш тренер перешел в только что созданную школу «Белые медведи» и перетащил нас. Команды ребят 1993 года рождения там тогда еще не было, вот я и начал играть за 92-й. Так и бегал до упора вместе с Гусем.

 

– Правда, что вы первый раз увиделись в пять лет?

 

– Да. Но эту встречу, хоть убейте, не помним.

 

– Можете себе представить, что когда-нибудь будете играть за разные клубы?

 

– Конечно. Это же хоккей, и выступать вместе всю жизнь очень сложно. Но если у нас получится, будет здорово!

 

– Вы уже 12 лет неразлучны с Никитой. Когда же отдыхаете друг от друга?

 

– Летом. С детства повелось, что родители увозили нас на лето в разные места. Хотя в этом году Никита, может быть, все же приедет ко мне в гости в Нью-Йорк на пару недель. Посмотрим. А отдыхать друг от друга действительно иногда нужно.

 

ПРИМЕТА

 

ТИТАН ИЛИ ОБМАН?

 

Во время разговора с Кучеровым увидел у него на запястье необычные кольца. Что это?

 

 

– Они сделаны из титана, – рассказывает Никита. – Вроде бы позволяют быстрее восстанавливаться после нагрузок. Присмотрел в свое время у ребят и подумал, что хочу такие же. Вот и попросил привезти из Америки.

 

– А в России их нет?

 

– Уже потом нашел рядом с интернатом. Стоят три тысячи рублей.

 

– И верите, что они действительно помогают?

 

– Поначалу казалось, что да. А потом подумал, может, это все бред, самовнушение, не больше? Но все равно ношу. Так, на всякий случай.

 

– Так у вас, наверное, и примет полно?

 

– А вот и нет! Вообще в них не верю.

 

"Советский спорт"