231

Ринат Хасанов: Капризов порой не хотел уходить со льда, пока не забьет

Источник: Официальный сайт МХЛ

С главным тренером «Красной Армии» Ринатом Хасановым мы встретились в пресс-центре ЛДС ЦСКА. Для нашего собеседника мы выбрали кресло за столом напротив зала – там обычно поле домашних игр отвечает на вопросы журналистов наставник основной команды Игорь Никитин. «Туда сесть пока не могу», – улыбается Хасанов. – «Не хочется никого подсиживать». Тем лучше – находясь на соседних креслах, мы отошли от официоза, которым сопровождается большинство пресс-конференций, и Ринат Равильевич откровенно рассказал о звездных воспитанниках, дружбе с Павлом Трахановым, работе с Сергеем Гимаевым и своем первом вызове в сборную России в качестве тренера.

– Начало 21 века вы встретили в качестве игрока ярославского «Локомотива». Тогда им руководил Петр Ильич Воробьев.
– Воробьев работал системно: все тренировки основывались на игровых единоборствах и сумасшедшей дисциплине. Вся предсезонка была двухнедельной работой на выживание – какой-то нереальный объем и высокий темп тренировок: утром тренажёрный зал, лёд, барьеры, вечерний общий лёд. А потом до начала сезона – невероятное количество контрольных игр. В Ярославле тогда подобрался сильный, опытный коллектив. Егор Подомацкий и Дмитрий Красоткин сейчас – тренеры в «Локо». С ними я во время сезона довольно часто пересекаюсь, поддерживаем приятельские отношения.

– Наверняка не остались равнодушны к трагедии «Локомотива».
– Сразу после авиакатастрофы в Ярославль я приехать не смог: был на похоронах Павла Траханова в Москве. С Пашей мы познакомились еще в школе ЦСКА. Сергей Наильевич Гимаев вёл две команды: мой 1972 год и 1978-й, где тренировался Павел. После школы судьба не раз сводила нас: вместе поиграли за ЦСКА и ХК МВД. Да и вообще мы были хорошими друзьями: летом ездили на рыбалку, созванивались часто. Очень жаль, что его больше нет с нами.

– В Ярославле тогда матчи проходили не на «Арене-2000», а в ДС «Торпедо». Этот дворец сейчас носит имя Сергея Алексеевича Николаева.
– Приятно, что этого человека помнят. Может быть, это немного пафосно, но я считаю Николаева одним из основоположников ярославского хоккея. Мало того, что он поднимал команду с низов, так ведь при нем и школа поднялась на отличный уровень. 

– Почему же только ярославского? Николаев ведь поработал во многих клубах.
– Судьба свела меня с Сергеем Алексеевичем сперва в Новокузнецке, где мы заняли второе место в регулярном чемпионате, затем в «Салавате Юлаеве» и «Сибири». Он был неординарной личностью со сложным характером. Из Уфы, к примеру, он ушел со скандалом: «Салават» тогда шел на втором месте, но Николаев поссорился с руководством и его убрали.

– Из-за чего начался конфликт?
– Просто Сергей Алексеевич был искренен в своих высказываниях и честен, а таких людей не очень любят – это сейчас все дипломатичны и осторожны в высказываниях. А он переживал за все, ему надо было контролировать команду, школу, всем сказать свое мнение. При всем этом, я не помню ни одного человека, с которым он обошелся бы несправедливо. 

– Ваши хоккейные дорожки с Сергеем Николаевичем часто пересекались – случайно ли?
– За свою карьеру я поиграл за 8 профессиональных клубов. При этом звезд с неба не хватал, был крепким игроком среднего уровня. Но дольше всего я проработал с Николаевым, мне было приятно выступать под его руководством. Дело в том, что я был очень неуступчивым, не любил проигрывать, а это Сергею Алексеевичу нравилось.


– Первый сезон КХЛ стал для вас последним в карьере.
– Первый и последний сезон в КХЛ, первый и последний сезон за ХК МВД. Тогда разница между КХЛ и Суперлигой не была очевидна – осталась старая формула турнира, составы команд тоже не особо изменились. Вот сейчас, спустя 10 лет, можно увидеть разницу. Больше игр, плотнее игровой график. А главное – судейство стало объективнее за счет увеличения бригады арбитров, появления видеопросмотров, некоторых изменений в правилах.

– ХК МВД тогда возглавлял Олег Знарок. Говорили, что тогда ему приходилось чуть ли не за руку водить хоккеистов по площадке, чтобы донести свою мысль.
– Хоть ХК МВД и был клубом с довольно молодым подбором игроков, но эта команда доказала свою состоятельность несколькими сезонами в Суперлиге. Так что это несколько утрированно: за руку Олег Валерьевич не водил, но при этом был сумасшедшим мотиватором.

«Ярослава Дыбленко, который сейчас выступает за Нью Джерси, я несколько раз хотел отчислить»

– Каким получился ваш переход от игрока к тренеру?
– Очень быстрым и безболезненным. Задумываться о завершении я стал, когда в интервью для очередной программки к матчу ХК МВД меня спросили: «А не пора ли вам на тренерскую работу переходить?». Мне было 37 лет, я знал, что однажды мне придется закончить играть – у меня не было цели доиграть до последнего, заканчивать в 45 лет в низших лигах. В тот момент мне очень помог Сергей Наильевич Гимаев: я пришел к нему за советом, спрашивал, с чего начать. Он попросил Александра Викторовича Бирюкова взять меня стажером – после этого я два с половиной месяца ходил на тренировки СДЮШОР ЦСКА без зарплаты, просто чтобы набраться опыта. Мы тогда работали с 2003 годом, мальчики только второй, или третий год тренировались. Так что начал я практически с нуля: смотрел за тренировками, поражался, как Бирюков живет этими детьми. В определенный момент он стал доверять мне самому проводить занятия, потом разбирал ошибки, делал акценты на нужных моментах.

– В стажерах задержались всего на два с половиной месяца?
– Однажды на меня вышел старший тренер юниорской команды «Атланта» Игорь Зеленчев, который сейчас работает в структуре ЦСКА. Он пригласил меня к себе помощником. Два года в Мытищах были очень интересными. Ребята были очень разношерстными: Никита Сошников, с которым мы работали, сейчас играет в «Торонто», а Ярослав Дыбленко – в «Нью-Джерси». Ярослава мы, кстати, пару раз чуть было не отчислили за разгильдяйство. Но с возрастом это у него прошло.


– И в «Динамо» у вас были звездные воспитанники?
– В такие топовые школы, как «Динамо», или ЦСКА дважды не зовут. Поэтому, когда в 2011 году поступило предложение от «Динамо», я без тени сомнения согласился. В команде 1997 года тогда тренировался Глеб Кузьмин, который сейчас играет в «Салавате Юлаеве». Затем мы пригласили Артёма Волкова и Александра Петунина, они уже играют за основную команду «Динамо». Сергей Зборовский вступает в фарм-клубе «Нью-Йорк Рейнджерс». Вообще год был сильным: «Динамо» 1997 года представляло Москву на Первенстве федеральных округов, несколько раз играло в финале первенства России, да и в открытом чемпионате Москвы выигрывало у остальных столичных команд.

«У Капризова есть желание и характер. В школе он некоторое время отказывался уходить со льда, пока не забьет».

– С игроками «Красной Армии», с которой работаете сейчас, вы познакомились давно?
– Еще в 2014 году, когда меня назначили тренером ЦСКА 2000 года рождения. С этой командой работал три года. В прошлом сезоне руководство приняло решение взять курс на перестройку «Красной Армии» - три пятерки моей команды перевели в МХЛ.

– Что из себя представляет современная «Красная Армия»?
– У нас есть как опытные игроки 1997 года рождения, так и дебютанты 2000. При этом много игроков сборной, которые перед этим сезоном прошли отличную школу в виде Мемориала Глинки. Во время предсезонки мы вместе выиграли Кубок Мира – это стало для меня огромным опытом, начиная с формирования состава, где надо было создать команду из совершенно разных по возрасту игроков. А высокий уровень этого турнира мне очень сильно помог перед регуляркой МХЛ. Похожий опыт я получил на Мировом Кубке Вызова в декабре 2017 года.

– Вместе с вами на Кубке Вызова были Никита Макеев и Никита Ртищев. Они после сборной вышли на новый для себя уровень?
– Конечно. В сборной каждая игра проводится на пределе. После таких матчей игра с более слабыми соперниками дается проще. Вот наша задача школы ЦСКА – «Красную Армию» поднять на этот уровень, не требовать сиюминутных результатов, а добиться того, чтобы ребята стабильно играли и росли и результат не заставит себя ждать. Этот сезон показывает – мы можем выдавать достойную игру в матчах против лидеров и видим, как молодёжь прогрессирует.

– Что для вас на первом месте – воспитание игроков, или трофей?
– Во многих клубах сейчас постепенно начинают делать акцент на своих воспитанников. Так и у нас в приоритете воспитание: у ЦСКА в школе есть ряд очень перспективных годов, и уже совсем скоро мы будем привлекать их к работе с командой. В ЦСКА прекрасно налажена клубная вертикаль, позволяющая своевременно переводить ребят на следующую ступень развития. Сейчас клуб пришел к такой структуре, при которой можно объективно оценить силы каждого игрока: хорошо выступает в молодежке – поднимаем в вышку. Не тянет в ВХЛ – идет дорабатывать в молодежке.

– Но ведь у Игоря Никитина в обойме и так много запасных игроков. Будут ли игроки «Красной Армии» востребованы в ЦСКА?
– Я считаю: сколько бы тебе ни было лет, если ты выше уровнем и состоятелен, то ты будешь играть. Вячеслав Фетисов, например, в 17 лет и за ЦСКА и за сборную СССР выступал.

– Тогда почему тренеры покупают игроков других школ?
– Видимо, недовольны качеством своих игроков. В клубе есть селекционеры, их задача – подобрать в команду лучших, подходящих под систему. Моя работа – сделать так, чтобы покупать никого не приходилось. И для этого стараюсь не только я, но и все тренеры в СДЮШОР ЦСКА.

– Другая дилемма для тренера – а давать ли молодым игрокам играть на высшем уровне, или не стоит рисковать?
– Если не давать играть, то как иначе мы воспитаем настоящих лидеров для клуба и сборной? Вот чем Кирилл Капризов хуже других в ЦСКА? Ничем, он лидер команды, хотя парень всего лишь 1997 года, ему в хоккее еще расти и расти. Все из-за его огромного желания, стремления и характера: в школе было время, когда он отказывался уходить с площадки, пока не забьет.