116

Даниил Кузьмин: Я должен показывать свою лучшую игру и идти вверх

Защитник «Красной Армии» Даниил Кузьмин, вызванный в сборную России для участия в Кубке Карьяла, рассказал о том, как начал заниматься хоккеем, о выборе игрового номера, а также вспомнил об участии в Мемориале Глинки.

- Расскажи, как ты начал заниматься хоккеем.

- Я был достаточно активным ребёнком. Родители раздумывали, где эта энергия может быть использована. В 2007 году мы с папой пошли в Москве на матч чемпионата мира. Мне там очень понравилось, я решил, что это моё и надо попробовать, так и попал в хоккей. Тут стоит добавить, что у меня мама фигуристка, мастер спорта. Это тоже повлияло на выбор, чтобы вид спорта был связан с коньками, льдом. К тому же мама помогала на первых порах обучаться катанию.

- Сколько лет тебе тогда было?

- Семь лет. По нынешним меркам я поздно пришёл в хоккей. Некоторые в этом возрасте уже заканчивают или в другие виды спорта переходят. А я только встал на коньки, начал заниматься в ЦСКА, ходил на подкатки. В итоге догнал своих сверстников.

- Был момент, когда ты ушёл из школы ЦСКА, но потом вернулся. Что произошло?

- Я пришел в ЦСКА к Андрею Владимировичу Разину, но потом он покинул клуб. Я перешёл в «Белые медведи», это была очень сильная команда на тот момент. Там я отыграл три года у Курдина Геннадия Геннадьевича, а потом он ушёл в «Витязь». В другой город я тогда ехать не хотел, поэтому вернулся в ЦСКА. Играл у Дмитрия Викторовича Назарова. Он отличный тренер, мы сработались. Через несколько месяцев я уже был капитаном команды.

- Что для тебя значило быть капитаном?

- Это большая ответственность. Капитан - лицо команды. Когда я был капитаном, очень сильно переживал за результат, чувствительнее переносил проигрыши.

- Номер 32, под которым ты играешь, с чем-то или с кем-то у тебя ассоциируется?

- Тут всё очень просто. Мой папа родом из Брянской области. А это 32-й регион. Вот я и взял себе этот номер.

- Есть ли защитник, на которого ты бы хотел быть похожим?

- Честно говоря, нет такого защитника. Но мне нравится стиль игры Михаила Сергачёва. Глядя на него, стараюсь некоторые моменты и в своей игре улучшить.

- А что именно надо улучшить?

- Работу на синей линии, маневренность. Умение заставить нападающих ошибаться. Плюс бросок.

- В этом сезоне ты забросил первую шайбу в составе «Красной Армии». Помнишь, как это было?

- Да, конечно, помню! Это было в Санкт-Петербурге. Мы играли в большинстве, я стоял по центру на дальнем пятаке, выиграли вбрасывание, я получил шайбу. И бросил, попал хорошо! В этом сезоне уже две шайбы забросил. А предыдущий сезон не очень удачно для меня сложился. Две травмы были очень серьёзные, из-за этого даже десяти игр не провёл. Пришлось делать операции на плечах. Одну в Германии, вторую в России. Поэтому прошлый сезон можно вычеркнуть.

- Сейчас травмы уже не беспокоят?

- Да, всё нормально. Они, конечно, иногда дают о себе знать. Но так и должно быть. Играть они не мешают.

- Родители часто смотрят матчи с твоим участием? Может, что-то подсказывают после игры?

- Конечно, и не только они. Один из моих главных помощников - это дедушка. Он и в детстве всегда со мной был, на сборы, турниры со мной ездил. Он очень много мне подсказывал в детстве. Возможно, благодаря ему у меня всё и получилось.

- А сейчас кто больше подсказывает?

- Да всё то же самое. Дедушка и папа. Объясняют, если неправильно что-то сделал. Я ещё и сам пересматриваю свои матчи, что-то для себя отмечаю. Смотрим вместе с дедушкой и папой.

- А мама не смотрит?

- Мама в хоккее не очень хорошо разбирается, к тому же она чувствительный человек. Если проигрываем, то сильно расстраивается.

- А ты не сильно переживаешь после поражений?

- Есть разные матчи и разные поражения. Какие-то из них важные, другие – не настолько. Когда ты всю игру доминировал и не смог забить, а соперник забросил первым же броском, это обидно, тогда я расстраиваюсь. Ну и от собственной игры, конечно, настроение тоже зависит.

- Помимо своих матчей, хоккей смотришь?

- Чаще смотрю обзоры матчей. Не всегда есть возможность посмотреть игру полностью. За НХЛ не слежу, предпочитаю наш хоккей, не пропускаю матчи с участием ЦСКА.

- Ты принимал участие в международных турнирах, какой из них тебе больше запомнился?

- Мемориал Глинки. Финал в первую очередь запомнился. Россия – Канада, лучше и не придумаешь. Помню все детали: как готовились к матчу, разбирали, как будем играть. Мотивирующие ролики смотрели, взбодрились. Канадцы в другом стиле играют. Пять в нападении, пять в обороне, не понятно, кто защитник, а кто нападающий. Играть было тяжело и интересно. Они очень техничные, быстрые и маневренные. Но ведь смогли мы их обыграть, значит, мы лучше. Если взять европейские команды, то финны запомнились своей быстротой, а шведы своей жёсткостью, напором.

- Есть у тебя какие-нибудь хобби?

- Я обожаю спорт. Люблю поиграть и в большой теннис, и в настольный.

- Многие хоккеисты любят играть именно в большой теннис. В чём секрет такой любви к этому виду спорта?

- Не знаю даже. У нас возле дома есть корт, я как-то раз пришёл, попробовал, мне понравилось. Ещё в футбол нравится играть. Иногда задумываешься, чем бы ещё заняться, кроме спорта, но он всё равно перевешивает. Это моё.

- Мог ты себя представить в другом виде спорта? Может, тот же теннис?

- Нет, думаю, для тенниса я бы не подошёл. Наверное, футбол или баскетбол. В последнее время я увлёкся баскетболом, стал смотреть матчи НБА.

- А в футболе есть команда, которая тебе нравится?

- Раньше очень нравился мадридский «Реал». Сейчас меньше стал смотреть футбол, уже не увлечён конкретной командой, болею просто за красивый футбол.

- В завершение - какие цели ты ставишь на этот сезон?

- В первую очередь, мне нужна постоянная игровая практика. Я должен показывать свою лучшую игру и идти вверх. Надо стараться пробиваться в ВХЛ. А также хочу поехать со сборной на чемпионат мира U-20. Вот такие задачи стоят сейчас передо мной.