68

Хассан Саид: В ЦСКА я обрёл свою вторую семью

В среду, 17 августа, отмечает свой день рождения тренер «Красной Армии» по физической подготовке Хассан Саид. 

В среду, 17 августа, отмечает свой день рождения тренер «Красной Армии» по физической подготовке Хассан Саид. Канадский специалист, который проводит в армейском клубе уже третий сезон, рассказал пресс-службе ХК ЦСКА о своём тренерском пути и российских буднях.

 

 
 
- Хассан, расскажите, откуда Вы родом?
- Канада, провинция Британская Колумбия, город Ванкувер. Наша семья жила в пригороде, а мой отец работал на канадскую армию, его специализация – авиационная медицина. Из-за того, что мой отец военный нам часто – восемь раз на моей памяти - приходилось переезжать с места на место.
 
- Откуда ваша семья в своё время переехала в Канаду?
- Из Пакистана. Мама там родилась, но школу заканчивала уже в Канаде. Папа тоже.
 
- Есть ли родные братья – сёстры?
- Да, у меня есть младшая сестра. Заканчивает университет в Нью-Йорке.
 
- Вы дружили со спортом в школе?
- В школе я перепробовал, наверное, все виды спорта. Чем я только не занимался! Футбол, американский футбол, хоккей, гольф, теннис, волейбол, баскетбол, бейсбол… Я всегда любил спорт, движение, поэтому играл во всё, что можно.
 
- Где лучше всего получалось?
- В хоккее. Даже получал призы как лучший защитник, но мне больше нравились командные достижения, наши победы. К тому же, мы так часто переезжали, что хоккей мне здорово помогал освоиться на новом месте - лёд везде лёд, шайба остаётся шайбой, и пять парней противостоят пяти парням.
 
- На кого хотели быть похожим как хоккеист?
- Из старого поколения, конечно, на Бобби Орра, я же был защитником. Ещё нравились Эл Макиннис и капитан «Торонто» Уэнделл Кларк. Никогда не забуду, как мой дядя первый раз привёл меня на хоккей. Это было в «Мэйпл Лифс Гарденс», «Кленовые листья» играли с «Квебек Нордикс». Тогда я впервые увидел Кларка, а за «Нордикс» играл молодой Джо Сакик. Незабываемо!
 
 
 
 
Очень нравилось, как играл Сергей Викторович (Фёдоров). Пусть сам я играл на другой позиции, но когда он играл, это было так красиво, что я глаз не мог оторвать. А один раз я видел в игре и Бориса Олеговича (Миронова). Мы тогда жили в Альберте и пошли на матч «Эдмонтона». Он тогда кого-то так приложил на синей линии, что даже мой отец сказал: «Посмотри на этого защитника, как здорово он играет». И вот я сижу в тренерской «Красной Армии» и могу назвать Бориса Олеговича моим другом и коллегой, а Сергей Викторович – мой босс. Кто бы мог подумать?
 
- Был ли шанс сыграть за сборную Канады на молодёжном уровне?
- Нет. Меня выбрали на драфте OHL, но моя цель была получить образование. А когда мне было 17, я серьёзно травмировал ногу и перенёс две операции. Поступил в университет Оттавы, там ещё год я пытался играть, но последствия травмы давали о себе знать. В университете я, среди прочих, взял курс по кинезеологии (прим. – в России эту область науки часто называют биомеханикой). Мой тренер видел, что мне очень нравится участвовать в тренировочном процессе. И он предложил мне занять вакантную позицию тренера по физической подготовке. Так началась моя тренерская карьера.
 
- И что было дальше?
- В университете я сначала работал с мужской хоккейной командой. Меня заметили, и другие тренеры тоже стали привлекать меня к своей работе. Скоро я уже тренировал шесть команд по разным видам спорта – мужскому хоккею, американскому футболу, женскому хоккею, баскетболу, футболу и женскому регби. Я получил хорошие рекомендации, и меня пригласили поработать с национальной сборной по хоккею. Сначала это была молодёжная сборная (U20), а затем женская сборная Канады. Кроме того, я работал с женской сборной Канады по регби-7 и в той команде были две-три девчонки, которые сейчас выиграли бронзу на Олимпиаде в Рио! Я просто счастлив за них!
 
 
 
 
- До сих пор поддерживаете с ними контакт?
- Изредка можем обменяться чем-то на фейсбуке, но в целом нет. Просто приятно знать, что ты помог кому-то на пути к вершине, стал маленькой частичкой чьего-то успеха. Мы для этого и тренируем.
 
- А как Вы попали в НХЛ?
- Мне просто повезло. Я позвонил Барри Бреннану, который в тот момент после десяти лет работы в системе «Коламбус Блю Джэкетс» перебирался в «Атланту Трэшерз», мне нужен был от него какой-то совет. Через несколько дней он мне перезвонил и поинтересовался, не хочу ли я поработать в «Атланте». Помню, я ответил: «Готов вылететь ближайшим самолётом». Это было просто здорово!
 
 
 
 
- Приходилось тренировать там Илью Ковальчука или кого-то из русских хоккеистов?
- Ковальчук в тот момент уже перешёл в «Нью-Джерси», но за нас играли Александр Бурмистров, Николай Антропов. В тренировочном лагере были Андрей Зубарев, Энвер Лисин, Иван Телегин, который потом уехал в АХЛ. Моя мечта работать в НХЛ сбылась. Но потом «Атланта» переехала в Виннипег, и новые хозяева решили поменять тренерский состав.
 
- И что дальше?
- Не без помощи знакомого профессора по университету Оттавы я оказался… в Новой Зеландии. Это снова было связано с хоккеем – два семестра я читал там курс лекций по физической подготовке хоккеиста. Это было отличное время, я был так далеко от всего. Самый юг Новой Зеландии, город Данидин. Когда я закончил там свои дела, Барри как раз работал в ЦСКА, и так я оказался здесь.
 
(Хассан скромно умолчал, что в Новой Зеландии он не только читал лекции, но и играл в хоккей за местную команду Dunedin Thunder и даже был её капитаном. Смотрите фото, которое нам прислали из Новой Зеландии).
 
 
- Где Вы так здорово освоили русский язык, в университете?
- Уже здесь. Спасибо нашим игрокам, которые учат меня ежедневно. Я начинал с одного слова в день и вот за три года кое-чему научился.
 
- Матом научили ругаться?
- Конечно, с этого начинается обучение русскому (смеётся).
 
- За эти три года кто из игроков «Красной Армии» удивил Вас больше других?
- Нужно помнить, что игроки «Красной Армии» находятся в стадии развития. Я – тренер, который следит за их физическими кондициями. И не в моих правилах кого-то из них выделять. Но я могу отметить их нацеленность на работу, на результат, их дисциплинированность.
 
- А что Вас удивило больше всего в России?
- История. Канада образовалась только в 1867 году, и когда я иду, например, по Красной Площади, я понимаю, что она старше всей страны, из которой я приехал. Или помню, в прошлом году мы куда-то ехали, и мне показали дорогу, по которой шёл Наполеон. Это удивительно! В Канаде таких древностей нет. Наша история совсем детская, если сравнивать с российской. И мне очень нравится, что русские дорожат своей историей, как они гордятся ею и своими традициями.
 
- Вам нравится жить в Москве?
- Очень. Большой красивый город, в котором всегда можно найти, чем заняться. Когда у меня выходной, я гуляю по паркам, хожу в музеи, стараюсь познакомиться с вашей древней столицей.
 
- А можете описать свой обычный выходной?
- Мой обычный выходной обычно начинается тут, на арене, потому что кому-то из хоккеистов нужно дополнительно позаниматься. Благодаря такому их отношению мне и нравится моя работа. Потом я обычно иду в кофейню, часто бываю в кафе Good Enough нашего известного болельщика Сергея Чумина. Беру кофе, болтаю о хоккее, а потом иду гулять куда-нибудь вроде Парка Горького. Это отличное место, очень красивое и у воды. Затем иду обедать в какой-нибудь ресторан, благо в Москве отличный выбор – можно найти любую кухню мира. И, конечно, болтаю со своей семьёй и друзьями по интернету. А потом готовлюсь к работе.
 
- Ваше любимое блюдо?
- Мне много чего нравится, но теперь мой главный фаворит – борщ. День без борща прожит напрасно, кажется, так у вас говорят? Тем более, что в разных ресторанах его готовят по-разному.
 
- Вы, наверное, рады, что в ЦСКА появились два ваших соотечественника?
- Конечно. В прошлый уик-энд мы пообедали вместе, наговорились вдоволь. Хоккейный мир так мал, тут же выяснили, что один из моих приятелей играл с Бадом в «Сент-Джонсе», нашлись и другие общие знакомые. Грег (Скотт) и Бад (Холлоуэй) завалили меня вопросами, как тут делают то или это. Я даже почувствовал себя их опекуном (смеётся), объясняя, что важно, а что не очень. Забавно, но я был в их шкуре три года назад, когда только сюда приехал, поэтому отлично их понимаю. Постарался их заверить, что всё будет хорошо. Ведь мы работаем в прекрасном клубе с прекрасными людьми. 
 
- А как Вы спасаетесь, когда накатывает ностальгия по родным местам?
- Возможно, я и испытывал ностальгию в первый год в России, но это чувство сошло на нет. Можно включить какую-то музыку, которая напомнит о доме, или посмотреть какое-то телешоу. Но со всеми технологиями сегодняшнего дня – Skype, What’s Up и так далее – до ностальгии дело не доходит. Я с таким же успехом мог бы работать в Сент-Луисе, Эдмонтоне, Ванкувере или Оттаве, не чувствуя себя оторванным от своих близких. Конечно, я скучаю по Канаде, это моя родина. Но я здесь уже три года и планирую работать до тех пор, пока я нужен клубу. Для меня мой дом здесь. Меня вдохновляет возможность помогать нашим молодым игрокам, следить за их прогрессом, видеть, как они дорастают до главной команды. В этом суть нашей профессии независимо от того, где – в Канаде или России – ты тренируешь.
 
 
 
 
- Вы упомянули музыку. Что Вы обычно слушаете?
- Практически всё. Даже могу разобрать слова какой-нибудь медленной песни на русском. Для меня это ещё один способ учить язык. Во время тренировок я предпочитаю слушать AC/DC, Bon Jovi или Брюса Спрингстина. Хотя в последнее время я больше слушаю рэп, того же Jay-Z. Вообще я испытываю громадное уважение к музыкантам, ведь сам я не умею петь и не играю на музыкальных инструментах. Пробовал играть по молодости, но это требует постоянной практики.
 
- Приходилось ли сталкиваться с проявлениями расизма?
- Никогда. Ничего подобного со мной в России не случалось. Как и ни с кем из моих друзей, которые приезжали ко мне в Москву. В этом плане здесь очень добрые, отзывчивые, образованные и гостеприимные люди. Здесь, в ЦСКА, я обрёл свою вторую семью и отлично себя чувствую. 
 
 

Пресс-служба ХК ЦСКА