346

Иван Силаев: Буду стараться и работать на команду, но хотелось бы закрепиться в ВХЛ

Ветеран «Красной Армии» - о своих пяти годах в МХЛ, самых памятных матчах и целях на новый сезон – в интервью сайту «В тени рекордов».

 

 
— У каждого игрока есть своя история прихода в хоккей. Порой совершенно необычная. Как началась твоя хоккейная история?
 
 
— Моя история проста. Ничего особенного. Когда я ещё был в детском саду, папа спросил, хочу ли я играть в хоккей. Я тут же сказал «да». Отец сразу повёз меня в школу ЦСКА. Он сам играл в детстве, поэтому, наверное, и решил отдать меня в хоккей. Я пришёл в 95-й год, а не в 96-й. Там люди уже умели кататься, а я тогда только толкался у бортика.
 
 
 
 
 
— Между теми, кто начинает в три года, и, скажем, в восемь лет, всегда есть серьёзная разница в катании. Сейчас это ощущается? Или с годами все выравниваются?
 
 
— Не знаю. Думаю, это зависит только от того, как ты будешь работать. Недавно слышал мнение, что детей нужно отдавать в хоккей в семь лет, и ничего плохого не будет. Если человек будет стараться, он добьётся больших успехов даже в том случае, если занимается только с семи лет.
 
 
— Ты уже пятый сезон играешь в МХЛ. Имеешь право называться «ветераном» Лиги. Ты увидел за эти четыре года качественный скачок в развитии Молодёжной лиги? Уровень хоккея, поддержка болельщиков, освещение матчей в СМИ…
 
 
— Конечно, Лига развивается, и это очень хорошо. Появляются новые команды, правда, какие-то и уходят, этого как раз не хочется. Уровень хоккея тоже вырос. Другое дело, что и ты растёшь с каждым годом. Я пришёл в Лигу молодым. Мне было семнадцать лет. Я играл против ребят, которым по двадцать лет, и тогда было тяжело. Сейчас уже мне двадцать, настала моя очередь играть с 18-летними. Это уже совсем другое.
 
 
 
 
 
— Многих ребят застал в «Красной Армии» из числа тех, которые сейчас играют в ЦСКА?
 
 
— Конечно! Играл с Кириллом Воробьёвым, Андреем Светлаковым, Андреем Кузьменко, Максимом Третьяком… (прим. – Иван давал интервью до обмена Воробьёва и Третьяка).
 
 
— За те четыре полных сезона, которые ты провёл в МХЛ, с какими командами играть было сложнее всего?
 
 
— Каждый год нам чуть-чуть чего-то не хватало. Может, где-то не везло. В каждом сезоне на нашем пути вставала какая-то особая команда. В сезоне-2013/14, когда мы стали серебряными призёрами, тяжелее всего было пройти «Белых медведей» из Челябинска в полуфинале. Эти матчи, а также финальные со «Спартаком» — самые тяжёлые игры в моей жизни на данный момент.
 
 
 
 
 
— Давай поговорим о финале со «Спартаком». Он был совершенно сумасшедшим. Во втором матче серии вы победили со счётом 7:0. Перегорели после этого?
 
 
— Нет. Это никак на нас не сказалось. Тренер опустил нас на землю после этого матча. Мы прекрасно понимали, что в плей-офф каждая игра — совершенно новая история. В начале серии ничего решить нельзя. На каждую игру нужно выходить с новым настроем, сражаться…
 
 
— Видел когда-нибудь такую поддержку болельщиков, какая была в той серии?
 
 
— Нет, никогда такого не видел! Ты выходишь на каждую игру, а стадион — битком! Фанаты орут, поют, обнажаются, танцуют…
 
 
— Самое главное — седьмой матч. Конечно, после него на вас лиц не было… Самое обидное поражение в карьере?
 
 
— Думаю, да. Однако, как говорится, на поражениях надо учиться. Поэтому мы сделали свои выводы и стали двигаться дальше.
 
 
— Вернёмся ещё на год назад. В 17 лет ты стал чемпионом России по своему возрасту. Эту победу можешь назвать главной на данном этапе карьеры?
 
 
— Конечно, это были неповторимые эмоции, потому что эта команда существовала последний год. Весь коллектив, вся наша семья… Потом все разошлись. Многих тогда задрафтовал «Атлант». Сейчас они — в «Спартаке». Я бы не сказал, что та победа — самая важная, но одна из — безусловно. В Челябинске тогда мы были одной большой семьёй.
 
 
— На том турнире ты забросил шесть шайб, из них пять — в ворота «Локомотива». С тех пор что-то подобное тебе удавалось на таком коротком отрезке в МХЛ?
 
 
— Нет, такого не было. Я — парень скромный, особо не выделяюсь…
 
 
— Твой любимый партнёр по звену — Павел Подлубошнов. Ты несколько лет играл с ним в одной связке…
 
 
— Это из-за того, что тренер не кидал меня по звеньям. Когда Вячеслав Викторович Уваев взял меня в МХЛ, у нас было звено Бойко — Силаев — Прохоров. Мы играли этой тройкой целый год. Проблем не было. Всех тасовали, а нас оставляли в этом сочетании. Потом Влад Бойко ушёл, а на его место пришёл Паша Подлубошнов. Так и продолжили: Подлубошнов — Силаев — Прохоров. Потом и Прохоров ушёл. К нам стали ставить разных партнёров. Мы и в прошлом сезоне играли с Пашей вместе. Пока тренерский штаб не настаивает, чтобы ставить нас в одно звено. Посмотрим.
 
 
 
 
— Один матч в КХЛ ты всё-таки провёл. Вспомни тот день. Это было для тебя чем-то особенным? Или обычная рядовая игра, только с соперником более высокого уровня?
 
 
— На первую игру я просто переоделся. Дмитрий Квартальнов подошёл ко мне и сказал: «Силаев, готовься, сегодня выйдешь». Понятное дело, был мандраж. Сижу на лавке и жду, когда этот момент случится. Меня трясёт! В итоге так и не вышел. Перед следующей игрой мне говорят, что я точно выйду. Однако я уже реагировал спокойнее: ничего, вновь отсижу, нормально. В итоге, когда Радулов получил десятиминутный штраф, тренеры сказали: «Силаев! На лёд». Внутри всё перевернулось. Я вышел на лёд. А затем уже стал думать о другом. Об игре. Так ведь было и в МХЛ. На свою первую игру в Молодёжной Лиге я тоже выходил на мандраже. Так же было и в ВХЛ за «Звезду» из Чехова. Это — нормальное явление. Наш тренер Михаил Александрович Васильев говорил: «Кто говорит, что не волнуется, тот врёт». Это было как раз перед финальной серией Кубка Харламова против «Спартака».
 
 
— Михаил Васильев — олимпийский чемпион и специалист по работе с молодёжью. Есть что-то, что вы почерпнули от него и что запомните на всю жизнь?
 
— Не буду говорить за всех. За себя могу сказать так: каждый из тренеров давал мне что-то не только в хоккее, но и в жизни. Я всегда забирал всё самое хорошее. Михаил Александрович привил мне старание, трудолюбие. Он всегда относился к тренировкам как к постоянной работе. Это было его главной чертой.
 
 
— Сейчас в верхах нашего хоккея проходит предложение не отпускать молодых игроков за океан до определённого возраста. Мол, они там ничего не добиваются и возвращаются «помятыми». Как относишься к этому?
 
 
— Не могу сказать, так как не играл за океаном. Ездил только со сборной по своему году. Если бы я поиграл там, то мог бы ответить за себя лично. Из знакомых кто-то возвращается, кто-то остаётся. Кто-то говорит, что там хорошо, но ведь никто не скажет, что просто не потянул уровень.
 
 
— Ты — воспитанник ЦСКА, «ветеран» «Красной Армии». Когда-нибудь возникало желание сменить клуб?
 
 
— Не было. Я пришёл в ЦСКА-95, тренировался там, а потом ушёл в «Белые Медведи»-96. Два года поиграл там, потом вернулся в ЦСКА. Клуб защитил меня на драфте, поступило квалификационное предложение. У меня даже не было мысли, что я могу играть где-то, кроме системы ЦСКА. Да, бывает такое, что в одну команду ты подходишь, а в другую — нет. Надо же расти дальше! Конечно, хотелось бы играть в основном составе ЦСКА. Но если будет возможность уехать в другую команду… Ничего утверждать не стану.
 
 
— Как «Красной Армии» относятся к общению с прессой, участию в съёмках? Это ведь неотъемлемая часть современного хоккея.
 
 
— Есть люди стеснительные. В «Красной Армии» никто не задаётся вопросом, нужна ли нам пресса. Я когда-то тоже был стеснительным, отвечал с трудом, мычал перед камерой… А то мне сказали: «Сейчас приедут с камерой, снимут тебя, потом поедут к тебе домой, снимут твоих родителей»… Я звоню папе, а он говорит: «Ладно, я работаю, всё, давай. Меня не будет дома». Но всё-таки остался!
 
 
— Есть ли у тебя любимый хоккеист? Следишь ли за североамериканским хоккеем?
 
 
— Слежу в основном за российским хоккеем. Любимого хоккеиста нет.
 
 
— Как тебе новый тренерский штаб? Что-то изменилось в тренировочном процессе? Может, в установках на матчи?
 
 
—В ЦСКА всегда была одна установка — побеждать, побеждать и ещё раз побеждать. Да, наверное, Борис Олегович Миронов чуть изменил тренировочный процесс. Новый тренер всегда привносит что-то своё. Двух одинаковых тренеров не бывает. Новые упражнения, новый подход к делу… Каждый раз, когда приходит новый тренер, что-то меняется.
 
 
— Какие цели ставишь перед собой?
 
 
— Закрепиться в «Звезде» в ВХЛ. Играть пятый сезон в МХЛ… Конечно, я буду стараться и работать на команду. Хотелось бы в этом сезоне выступать в Высшей хоккейной лиге.
 
 
 
— Дорога до Чехова утомляет?
 
 
— Нет. Сто километров на машине— легко! Рекорд — 45 минут!
 
 
— Опаздывал на игру?
 
 
— На отбой.
 
 
—Кто в «Красной Армии» — самый большой приколист? Кто чаще всего разыгрывает партнёров по команде?
 
 
—У нас нет таких. Скучная мы команда… Все подкалывают друг друга, самого весёлого нет. В нашей семье все общаются друг с другом на равных.
 
 
Екатерина Колоскова, Игорь Сидоренко;
 
«В тени рекордов»