223

Морозов: у меня много задумок по развитию МХЛ, буду отстаивать

Управляющий директор МХЛ Алексей Морозов побывал в редакции «Чемпионата», где рассказал о новой должности и своей карьере.

Всего год назад Алексей Морозов был действующим хоккеистом, а теперь он с головой погружён в дела Молодёжной хоккейной лиги. Перед тем как стать управляющим директором МХЛ, двукратный чемпион мира возглавил Федерацию детского гольфа России и даже вёл собственную колонку на «Чемпионате». Мы приглашали Алексея посетить нашу редакцию сразу после назначения на новую должность, но он взял паузу, чтобы принять дела. Неделю назад в Москве прошло заседание правления МХЛ, а в среду Морозов побывал в нашей реакции и рассказал о своей новой должности, будущем МХЛ, вспомнив и перипетии своей блестящей карьеры.

Теперь уже Алексей Алексеевич появился в редакции «Чемпионата» не с пустыми руками, а с молодёжным кубком мира, который традиционно будет разыгран этим летом. На просьбу дать подержать кубок экс-капитан сборной России и казанского «Ак Барса» ответил отказом… «Да вы его просто не удержите! Он тяжелее Кубка Гагарина, уж поверьте», — с улыбкой сказал Морозов. Полностью перестроиться на работу в новой должности 38-летнему Алексею Морозову будет непросто, как в своё время выиграть тот же Кубок Гагарина, но отношение к делу у него не изменилось – оно такое же честное и профессиональное.

 

«Я перестраиваюсь. Если надо, могу быть жёстким»

 


— Алексей Алексеевич, к обращению по имени-отчеству уже привыкли?


— Да, привык (улыбается). Слух не режет. В неформальной обстановке мы всё равно по-простому общаемся.

— А к новой должности как идёт привыкание?


— Привыкаю. Времени не так много прошло, но уже какой-то опыт накопился, вошёл в курс дел, понимаю стратегию, что МХЛ и КХЛ хотят создать вместе.
 

— Как давно вам поступило предложение и когда приняли его?

— В конце февраля мы с Дмитрием Николаевичем Чернышенко долго разговаривали по телефону о развитии хоккея. Потом встретились уже в мае, когда мне и было сделано предложение. Присутствовал на встрече и Георгий Викторович Кобылянский. Обсуждали много вопросов, нюансов. Они ввели меня в курс дела и рассказали, что именно планируется, какая будет выстроена вертикаль хоккейных лиг, как это всё будет развиваться, как они это видят.

МХЛ играет одну из важных ролей в подготовке молодых спортсменов для клубов КХЛ, для сборной России. Меня заинтересовало, потому что мне это дело по душе. Я уже соскучился по хоккею, хотел остаться в хоккее, работать и поэтому принял для себя такое решение. Это интересно, и я приложу максимум усилий, чтобы помочь развитию МХЛ.

— А какие задачи изначально поставил Дмитрий Чернышенко?
 
— Есть стратегия по развитию хоккея, вертикаль, которая выстраивается совместно с КХЛ и МХЛ. Есть задачи для меня и понимание, как их реализовать. Сейчас единой командой мы всё будем делать для создания системы, чтобы ребята из юниорского хоккея переходили в молодёжный, а затем в клубы КХЛ. Попытаемся сделать максимум для усиления спортивной борьбы. В прошлом году разрыв между первой и последней командами был 97 очков, это ненормально. Для игроков и болельщиков это были неинтересные матчи, хоккеисты в таких играх не получают той практики, которая им необходима.

— У вас было время, чтобы принять дела? Одно дело клуб, а тут такая серьёзная структура.

— Первое время, возможно, терялся и чего-то не знал, но были помощники. Коллектив остался прежний, с опытом, все знают своё дело. В первые дни много разговаривал, советовался с коллегами, узнавал информацию для себя, чтобы быстрее войти в роль и заниматься правильными вещами.

— Вы этим летом отдыхали в Майами вместе со своим другом Ильёй Ковальчуком, ребёнка там крестили...

— Всё-то вы знаете (смеётся). Да, моя супруга Ирина стала крёстной мамой дочки Ильи. Теперь очередь за нами – они должны будут крестить нашего ребёнка, если будет (улыбается).

— Семья вас поддержала? Ведь целый год вы были с семьей, а теперь плотный график, много командировок.

— Конечно, семья поддержала, потому что мне это интересно. Работать я буду в Москве, не нужно никуда переезжать. Ничего страшного, что много командировок, мы привыкли жить, что папы иногда дома не бывает – раньше на сборах, теперь — в командировках.

— А как Ковальчук отнёсся к вашему решению возглавить МХЛ?

— Отдыхали вместе и разговаривали на эту тему. Он сказал, что очень хорошее предложение, посоветовал мне соглашаться, потому что это должно быть интересно. Это серьёзная работа в хоккее, опыт, общение со всеми руководителями клубов, с регионами. Остаёшься в хоккее, свой опыт можешь передать молодым. С точки зрения хоккейной политики тоже буду отстаивать свои идеи, чтобы совместно мы стремились к развитию российского хоккея. У меня действительно есть много разных задумок.

— Как вам вообще работа управленца, менеджера? Не каждый может с этим справиться. Со стороны может показаться, что у вас мягкий характер… Неудобные решения сможете принимать?

— Смогу. Почему нет? Я уже перестраиваюсь, если надо, могу быть и жёстким. И в хоккее было такое. Есть опыт, что с кем-то надо по-доброму поговорить, а с кем-то и по-злому. Пока таких проблем у нас не возникало. Все работают, все пытаются помочь, подсказывают. Надеюсь, что до таких моментов дело не дойдёт, хотя понимаю, что они будут – это жизнь, и я к этому готов.

— С клубами уже наладили отношения? Вы же и до этого момента знали руководство многих клубов.

— Разговаривали, уже были командировки. Мы и по Татарстану проехали, были в Нижнем Тагиле, Екатеринбурге. Хорошо прошла поездка по Татарстану, я там знал многих руководителей и клубов, и городов. Там было легко и комфортно, такая вводная поездка получилась. Сейчас планируем дальше объезжать города, расширять карту страны для молодёжного хоккея, популяризировать хоккей, чтобы в новых регионах появлялись команды и растили достойное будущее для нашей национальной сборной и КХЛ.

— По большому счёту Алексей Морозов мог бы жить в Майами и ничего не делать, заниматься воспитанием детей, наслаждаться жизнью, а вместо этого решили взвалить на себя такой проект...

— Я пожил год для себя, для семьи, и мне этого хватило. Я почувствовал себя настоящим папой, возил детей по школам, по садикам, по тренировкам. Пришла пора поработать. Захотелось вернуться в хоккей.

— Какие задачи перед собой вы поставили?

— Хотелось бы помочь развитию нашего хоккея, помочь с подготовкой молодёжи для КХЛ и сборных команд! Что касается долгосрочных планов, то МХЛ сейчас находится в стадии разработки. В следующем году, возможно, что-то поменяем, а на этот сезон готов и регламент, и календарь. Сейчас идут последние согласования, и очень скоро все узнают, по каким правилам мы будем жить, когда и с кем играть.

 
«Сын занимается хоккеем, а в свободное время играет в гольф»
 


Вы в этот год успели возглавить Федерацию детского гольфа России...


— Совершенно верно, и я остался в этой должности. Уже сейчас открыта одна школа для детей. На эту работу у меня уходит не так много времени.

— С Озолиньшем не общались на эту тему? Он тоже известный гольфист.
 

— Многие хоккеисты играют в гольф. И Ковалёв, и Фёдоров, и Малахов. После назначения на эту должность я тоже начал тренироваться.

— Спарринги не устраивали?


— Нет, со взрослыми ребятами не играл. В гольф-школе проводили детские турниры. Мальчишкам и девчонкам, которые у нас тренируются, по девять лет, многих я уже знаю, в школе смотрю их тренировки. Главное, что им это нравится.

— Что-то удалось сделать для детского гольфа?


— Мы популяризируем гольф, устраиваем турниры. У федерации не так много средств, но находим спонсоров. Пытаемся всё делать, чтобы детям было интересно. Министерство образования внесло гольф третьим уроком физкультуры в школах, это официально.

— Тот факт, что недавно гольф стал олимпийским видом спорта, как-то помог?


— Надеемся, что поможет. Пройдёт летняя Олимпиада, и все увидят. Сейчас немногие об этом знают. Даже дети, которые занимаются гольфом, не знают, что в будущем смогут поехать на Олимпийские игры. Здорово, что гольф развивается, но сейчас я всё-таки больше сосредоточен на хоккее.

— А ваши дети тоже играют в гольф?
 

— Нет, мой сын занимается хоккеем, хотя в свободное время принимает участие в турнирах по гольфу. Никита однажды выиграл первое место, ему вручили кубок, он был очень доволен. Дочка даже заплакала, когда фотографировалась с Никитой и кубком, порадовалась за него.

— На какой позиции сын играет в хоккее?


— Нападающий. Ему восемь лет будет. У них ещё не разбивают по позициям, но я вижу, что он не бежит назад, ждёт, когда шайба выскочит и нацелен на ворота.

— То есть у Зинэтулы Билялетдинова не заиграл бы?
 

— Ну не знаю… Билялетдинов кого хочешь научит в обороне играть (смех в зале).

 

«Хочу дозвониться и до Сергея Зиновьева»

 


— По хоккею за год сильно соскучились?


— По самой игре не очень (улыбается). Сам не хочу играть. Сейчас тренируюсь, поддерживаю форму. 14 августа в Казани будет благотворительный матч, в котором я буду участвовать.

— Ваш прощальный?


— Этот матч будет проходить в рамках акции «От чистого сердца». Надо подготовиться, быть в форме, всё-таки болельщики придут, поэтому я тренируюсь.

— В Казани уже давно хотели провести этот матч...


— У меня была травма, поэтому матч постоянно откладывался, потом был сезон отпусков. Только сейчас удалось собрать ребят.

— Кто примет участие?


— Хочу пригласить ребят, которые играли со мной в «Ак Барсе». Матч будет в Казани, специально для болельщиков. Там и Саша Степанов, и Виталий Прошкин, Первышин, Илья Никулин, Зарипов, конечно. Хочу дозвониться и до Сергея Зиновьева, чтобы он тоже поучаствовал. Болельщикам будем интересно опять увидеть вместе наше звено.

— Ждёте, что будут полные трибуны, как на финалах Кубка Гагарина?


— Хотелось бы. В Казани хоккей любят, болельщики преданные. Если будет хорошая реклама, люди будут знать о матче, то наверняка придут.

— Не расстроились, что ваш прощальный матч сорвался из-за травмы? Была церемония проводов вас из большого хоккея на Кубке Первого канала в Сочи, а матча не получилось.


— Я никогда и не хотел этого матча, если честно. Нужно собирать очень много друзей, и на всех одной команды не хватит, кто-то обидится (улыбается). Я очень много с кем играл, остались друзьями и вдруг кого-то не пригласишь? А если всех собрать, мы на скамейку не влезли бы.
 
«Не хотел обманывать себя и хоккей»


— Например, Вячеслав Козлов, завершивший карьеру, вошёл в тренерский штаб «Спартака». Вы себя в тренерском штабе не видите? Были предложения, может быть?
 

— Были предложения ещё поиграть (улыбается). В декабре, в ноябре предлагали, но я сказал, что играть уже не вернусь. Не было желания, особенно после травмы. Я понимаю, что своё отыграл. В августе прошлого года я принял решение, от которого не отказываюсь, до сих пор считаю, что это было правильно выбранное время.

— Ваш агент Юрий Николаев не искал вам административную работу?


— Он говорил, что есть предложения вернуться играть, просил подумать. Я не решился на это, потому что не хотел. Физически уже не та форма, а выходить и обманывать себя и хоккей нельзя. Что касается работы тренером или генеральным менеджером, за этот год никаких предложений не было.

— Даже из Казани?..


— Не было. Мы не разговаривали.

— Болельщики обсуждали, что если бы вы в Казани завершили карьеру, то могли бы там плавно перейти на какую-нибудь должность.


— По факту – никаких предложений не было. На тот момент я хотел продолжить карьеру. ЦСКА стремился к чемпионству, меня это подкупило. Хотелось продлить карьеру игрока. Правильно тогда принял решение. Прошёл год, я вспоминал моменты своей карьеры и ни о чём не жалею. Считаю, что моя карьера сложилась хорошо, набрался много опыта, есть что вспомнить.

— С Валерием Беловым общались после ухода из «Ак Барса»?


— Общались, мы до сих пор созваниваемся и в Казани встречались.

— Обиды не осталось?


— Нет, а на что? У команды были свои планы, они пошли на омоложение, чтобы расти дальше. Всё нормально. Мы расстались с Казанью очень хорошо, нам с Данисом вручили ордена. Мы благодарны Казани, что провели там хороший отрезок своей жизни.

— Один из ключевых, должно быть.


— Конечно. Там я выиграл своё первое золото. Казань в моём сердце.

— Сергей Фёдоров хотел после завершения карьеры поехать в кругосветное путешествие. У вас были подобные планы?


— Ни о каких таких путешествиях я не мечтал. В новогодние праздники съездил покататься на лыжах во Францию. Когда играл, такой возможности не было из-за контракта, нам не разрешалось. Отдохнул годик и теперь снова хочется работать.

— Кстати, у Фёдорова до сих пор глаза горят, когда он говорит про хоккей. Наверное, вы помните, как он хотел вернуться играть в ЦСКА, уже будучи в должности главного менеджера?


— Да, я помню, как он с нами тренировался два года назад в Швейцарии, даже в товарищеском матче играл, неплохо выглядел. Он хотел вернуться, но руководство приняло другое решение. Наверное, бюджет не позволил (смеётся).

 

Алексей Морозов в гостях у «Чемпионата»

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Алексей Морозов в гостях у «Чемпионата»


 

«До сих пор вспоминаю звено с Зариповым и Зиновьевым»


— Следили за казанской командой в прошлом сезоне, в финале Кубка Гагарина? Говорили, что «Ак Барс» показывает скучный хоккей...


— Конечно, я смотрел хоккей, следил за клубом. Этот стиль приносит результат. Они в финале играли. Да, там что-то не удалось, СКА был очень силён, поймал кураж, обыграв ЦСКА в полуфинале, их тяжело было остановить. СКА по праву выиграл Кубок Гагарина. Казань не могла и в серии с «Сибирью» найти ключ к воротам, забивая по одной шайбе за матч, выигрывали в овертайме. Но этот стиль приносит результат. Смотреть красивый хоккей и проигрывать не всем нравится. Помните, как СКА до этого года тоже показывал красивый комбинационный хоккей, но результата не было, и в конце сезона все оставались недовольны.
 — Одна из главных претензий к Билялетдинову состоит в том, что он ставит в рамки творческих хоккеистов. Как удалось демонстрировать яркий хоккей вашей тройке?


— Он нам не давал послаблений, всё равно заставлял и обучал правильно играть в обороне, чтобы звеном не пропускать голы. Когда он увидел, что у нас получается, давал играть. И много игрового времени у нас было в большинстве. Когда у звена получается, никакой тренер себе в ущерб не будет держать игроков на скамейке. Мы выполняли свою работу, и тренер давал нам карт-бланш для реализации своих моментов.

— Когда смотрите хоккей, болеете за какую-то команду?


— Я смотрю хоккей с точки зрения тактики, как команды действуют. Только за своих друзей переживаю. Так получается, что у меня в разных командах много друзей, и они друг против друга играют, поэтому не болел ни за одну из команд. После финала Кубка Гагарина кого-то поздравлял, а кого-то пришлось поддержать.

— С Ильёй Никулиным общаетесь? От него тоже отказались в Казани.


— Это решение приняло руководство. Думаю, он готов ещё играть. Найдёт команду и будет продолжать показывать свои результаты. Желаю ему удачи.

— За Евгения Медведева порадовались? Всё-таки необычное решение — в 32 года уехать в НХЛ.


— Мне интересно посмотреть. Думаю, у него всё получится. Он игрок с опытом, хорошо катается, есть бойцовский характер. Всё это нужно в НХЛ. Если ему дадут игровое время, он сможет адаптироваться к маленьким площадкам и поможет «Филадельфии».

— Данис Зарипов перешёл из Казани в Магнитку, и у него всё получилось, сейчас подписал новый контракт. Видимо, чувствует, что силы есть?


— Он опытный игрок, много повидал, повыигрывал. Он хотел играть. Процесс подписания контракта затянулся, потому что руководство команды договаривалось с агентом. Данис хотел остаться в «Магнитке», у них очень хорошее взаимодействие с Сергеем Мозякиным, они и в жизни дружат очень близко. Хорошо, что они наслаждаются хоккеем, в который играют. Тяжело найти хорошего партнера.

— Не представляли себя на месте Коваржа?


— Нет, я в центре не играл никогда (смеётся). Я ещё раз повторю: как закончил карьеру, ни о чём не жалею, не думаю и не искал себе место — заменить Коваржа или кого-то ещё. Я доволен тем, что у меня было.

— И ваше казанское звено не вспоминаете?


— Вспоминаю, конечно. В моей карьере это лучшее звено, в котором я когда-либо играл. Мы много лет вместе показывали результат. Ещё у меня был партнёр Марио Лемье, но вместе на лёд мы выходили совсем недолго.

— Жаль, что ваше звено распалось раньше времени…
 

— Да, жалко, могли бы ещё вместе поиграть. Но так сложилась хоккейная жизнь.

— Фёдорова недавно включили в Зал славы НХЛ. Может быть, если бы вы остались в «Питтсбурге», мы бы вашу фамилию тоже там увидели?

— Может быть. Но в тот момент я принял правильное решение, локаут помог. Уехал в Казань, провёл там сезон локаута, потом у меня было лето подумать о казанском предложении остаться. Сейчас я доволен, что на тот момент принял такое решение и с Казанью заработал медали, стал несколько раз чемпионом, в сборную попадал регулярно, удалось выиграть золото чемпионатов мира.

— А «Питтсбург» тогда звал обратно?

— Да, было несколько команд. И «Рейнджерс», и «Детройт». Предложения были от хороших команд, которые в плей-офф регулярно играют.

— Почему в ЦСКА не сложилось?

— Может, мне не везёт с американскими тренерами?.. За океаном у меня тоже не складывалось с ними. И в ЦСКА у нас много травм было, иногда по 9 человек основного состава не играли, постоянно менялись партнёры и не могли найти свою комбинационную игру.

— И Торчетти – тренер не как Кинэн, который дал Зарипову свободу в «Магнитке».

— Да, он заставлял играть в чисто североамериканский хоккей.

— Только ли в Торчетти дело? Говорят, что вам не пошло на пользу сотрудничество с тренером по физподготовке Бреннаном. Действительно ли его методики приблизили вас к окончанию карьеры?

— Нельзя так сказать. Не он приблизил, просто не хотелось уже после расторжения контракта с ЦСКА куда-либо ехать, бегать из клуба в клуб.
 
— В «Ак Барсе» вы сейчас видите лидеров, похожих на вас с Зариповым?


— Есть ребята. Свитов — лидер в раздевалке. Знаете, на тот момент мы не думали о лидерстве, просто делали свою работу. Билялетдинов нас учил, чтобы мы тянули ребят за собой, подсказывали что-то, чтобы они росли. Сейчас у «Ак Барса» сильно поменялся состав, будет интересно посмотреть на команду в следующем сезоне, когда уехали Бурмистров и Петров, казанские ребята, на которых ходили болельщики.

 

«Ребята в НХЛ не за деньгами едут, а за мечтой»


— Как относитесь к массовому отъезду игроков за океан этим летом?


— Панарин провёл очень хороший сезон и правильно сделал, что поехал проверить свои силы. У каждого хоккеиста с детства есть мечта. Панарин заслуживает отправиться за мечтой. Хорошо, что он раньше не уехал, лет в 18, не стал пробиваться через юниорские лиги. Сейчас он уже игрок с именем, подписал хороший контракт, и у него будет достаточно игрового времени. Думаю, что у него получится, он уже мастеровитый игрок.

— В «Чикаго» создают новый «Детройт», целая тройка.


— Анисимов и Тихонов помогут Панарину адаптироваться в НХЛ.

— А в каком возрасте, как вы считаете, лучше уезжать?


— Когда уже созрел, набрался опыта здесь. Тогда уже, если у тебя есть такая мечта, можно ехать.

— Вы сами уехали в возрасте 20 лет. Вас пытались тогда остановить, чтобы вы остались?


— Конечно, пытались. Но тогда была совсем другая ситуация. Зарплат хороших не было, хоккей в России не прогрессировал. Мне поступило предложение поехать в «Питтсбург». Здесь меня хотели видеть, у нас был генменеджер Румянцев, он меня уговаривал остаться. Но были постоянные задержки зарплаты, невыплаты по прошлому сезону… Только на словах обещали, что всё будет хорошо, но с каждым годом дела у «Крыльев» становились всё хуже и хуже. Поэтому решил поехать в «Питтсбург».

— То есть вы понимаете мотивы, почему ребята сейчас уезжают? Мотивы прежние или изменилось?


— Просто у каждого хоккеиста, как у Панарина, есть мечта. Он здесь выиграл Кубок Гагарина, теперь будет бороться за Кубок Стенли. Он попал в хорошую команду, «Чикаго» за последние годы выиграл три Кубка Стенли. У Панарина есть шанс, поэтому он правильно сделал, что поехал. Попробует себя, а если что-то не получится, он успеет вернуться ещё и поиграть здесь.

— А возраст отъезда надо как-то регламентировать или всё же для каждого он свой? Вячеслав Фетисов предложил только с 28 лет разрешить уезжать.


— Нет, регламентировать как-то строго не нужно. Некоторые в 28 уже заканчивают (улыбается). Такие методы ни к чему хорошему не приведут. Нужно просто работать с ребятами, объяснять, что для них реально лучше. Если у нас будет выстроена эта вертикаль: юниорский хоккей, молодёжный хоккей, потом фарм-клубы и, как в Америке АХЛ, где ребята после 21-22 лет смогут ещё развиваться, расти, играть на хорошем уровне, и потом попасть в КХЛ. Тогда будет всё хорошо для развития хоккея и ребята не будут уезжать.

— Сейчас же ещё клубы НХЛ из-за курса валют начали перебивать контракты, там зарплату в долларах получают, а у нас в рублях.


— Конечно, сейчас все понимают экономическую ситуацию в стране. Но ребята туда не за деньгами едут, а за мечтой. Как Евгений Медведев или Плотников. Они мечтали поиграть в НХЛ.

— Не секрет, что многие молодые игроки едут в Канаду, чтобы поиграть при полных трибунах, увидеть настоящий ажиотаж. Есть ли планы по дальнейшему маркетинговому развитию МХЛ, чтобы клубы на местах популяризировали хоккей?


— Конечно есть, все понимают, что на какие-то команды МХЛ ходит мало болельщиков. Например, в Питере на игру приходит около 200 человек. Мы задумываемся о привлечении ребят и девушек к хоккею. Хотим, чтобы болеть за команду ходило как можно больше народа. Самое главное, чтобы им было это интересно и они не скучали на трибунах.

— В первые годы существования МХЛ в лиге были свои звёзды: Никита Гусев, Евгений Григоренко и многие другие. Кто сейчас те лица лиги, вокруг которых вы планируете раскручивать проект?


— Раскручивать будем тех ребят, которые будут на ведущих ролях в новом чемпионате. Новые ребята наверняка появятся. В таком возрасте можно за год из хорошего игрока стать середнячком и наоборот из середнячка — подающим надежды хоккеистом. Мы будем следить за всеми командами, будем привлекать ребят в наши проекты. Маркетинговая компания над этим работает. Я уверен, что в этом году у нас и в команде U18 появится много хороших ребят, и в других командах есть мастеровитые игроки, которые в этом году прибавят и будут лучшими в лиге.

 

Алексей Морозов в гостях у «Чемпионата»

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Алексей Морозов в гостях у «Чемпионата»


 

«Сначала рассматривал Гретцки вблизи, потом Бродо сказал: когда он уже перестанет мне забивать?»


— Какие у вас воспоминания о периоде карьеры в НХЛ? Что он вам дал?


— Большой опыт. Здесь нас тренер всегда заставлял тренироваться, над нами стоял, можно сказать, из-под палки заставлял что-то делать. А там я увидел, как звёзды, тот же Ягр, по 24 часа в сутки тренируется, после каждой игры остаётся в зале на час-два. Нет такого, чтобы он матч отыграл, устал и пошёл отдыхать. Был один год, когда Марио Лемье за три недели до тренинг-кемпа пригласил меня, сказал: «Давай, я набираю ребят, будем вместе тренироваться». Я съездил, посмотрел, как профессионалы сами готовятся к сезону. Это большой опыт, и я понял, что звёздами просто так не рождаются. Они работают в два раза больше, чем игроки, которые не хотят вырасти.

— Вы тогда сразу осознали, что оказались рядом с такими великими игроками?

 

— Первые-то матчи я растерялся. У нас была первая игра против «Лос-Анджелеса», в которой я забил. Но когда я вышел на вбрасывание, и тут Гретцки стоит напротив… для меня в 20 лет это было что-то особенно. Раньше-то смотрел на него только по телевизору, а здесь вот он — сам Гретцки. Я сначала рассматривал его вблизи (смеётся).
 — Были какие-то неудобные соперники?


— Не любил, например, в Монреале играть. Дворец не нравился, атмосфера всегда давила. Были и любимые соперники — «Нью-Джерси». Всегда получалось забивать Бродо. Даже когда прощальный матч Фетисова был, он приезжал сюда, и здесь удалось ему забить. После матча он на банкете сказал: «Когда он уже перестанет мне забивать?»

— К тому периоду вашей карьеры относится эпизодическая роль в фильме «Брат-2». Как это получилось, что там снялись? Полагали, что этот фильм станет таким популярным в России?


— Я смотрел первый «Брат», он мне понравился. И потом мой бывший агент Александр Дьяченко, который играл там две роли — хоккеиста и охранника, попросил поговорить с руководством, могут ли они уделить полчаса команды, чтобы снять этот эпизод. Генеральный менеджер разрешил. Ребятам ситуацию объяснили, все перед раскаткой собрались на полчаса раньше, сняли эту сценку. Нам самим в принципе интересно было поучаствовать.

— А сколько дублей было?
 

— Четыре.

— Вам самому нравится пересматривать этот эпизод?


— Да нет, критически к себе отношусь. Не очень артистично я там сыграл (смеётся).

— Вы же ещё снимались в сериале «Молодёжка». Сериал смотрят многие хоккеисты, у него миллионы поклонников.
 

— «Молодёжка» да. Но там по-другому, целых два дня съёмок. Было интересно, потому что самого себя легко играть — на льду, с ребятами. У нас задача была просто играть, а потом снимали и нарезали. Сначала я нервничал, переживал, а Денис Никифоров говорит: «Не волнуйся, всё это ерунда, даже не обязательно всё по тексту говорить, а так, приблизительно». В принципе, получилось неплохо. Сын любит смотреть «Молодёжку», посмотрел уже два сезона, сейчас с нетерпением ждёт третий. У него там уже есть любимые герои и часто смотрит серию с моим участием.

— Вам понравилось, как актёры играют в хоккей?


— Я удивился, когда мне рассказали, что эти ребята всему научились за три месяца. Никто не умел кататься, когда их поставили на коньки, они просто падали. А когда мы играли, они хорошо прибавили, потому что тренировались по четыре часа в день. Я знаю, что многие из них сейчас продолжают играть где-то в ночных лигах, их хоккей очень заинтересовал.

 

Алексей Морозов

Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Алексей Морозов


 

«Для национальной сборной сейчас делается всё»


— Недавно у нас в гостях был Виталий Прохоров — тренер нового юниорского проекта. Команда U18 будет играть в чемпионате МХЛ. Ваше отношение к этому проекту?


— Это интересный проект, мы летом с Виталиком (Прохоровым. – Прим. «Чемпионата») встречались, общались. Он мне рассказывал, что они планируют сделать, какая у них будет подготовка. В принципе, это очень интересно, пожелаем им удачи. Думаю, они зажгут много молодых ярких звёзд для сборной России. Конечно, мы будем смотреть на результаты по окончании сезона, как они проведут чемпионат мира. Но у Виталика есть свой план подготовки, и я надеюсь, всё будет хорошо. Никогда у нас такого не было, этот год будет пробный. Будем за ними следить и на международном уровне, и в играх МХЛ. Я планирую посетить их матч в Мытищах 5 сентября.
 — Включение юниорской сборной России в МХЛ — знаковое событие. При этом команда, проводя матчи в Новогорске, окажется отрезанной от простых болельщиков. Нет ли в планах трансляции игр с участием подопечных Прохорова? Хотя бы на Youtube.


— Есть планы проводить онлайн-трансляции матчей, чтобы команду видели. Их матчи будут проводиться не только в Новогорске, но и на других аренах Москвы и Подмосковья, чтобы болельщики смогли посетить их. Планируются телетрансляции выездных матчей с участием команды.

— Не думаете, что ребят будет тяготить это казарменное положение? Прохоров сам говорил, что у них как будто хоккейная армия.


— Ребята — профессионалы, молодые звёзды, подающие надежды. Они справятся. Ребят и психологически будут поддерживать, устраивать какие-то походы в театры, в кино. Многие тренеры, в частности Быков с Захаркиным в сборной, понимали, что сборы проходят долго, и мы все вместе выходили в театры (например, на чемпионате мира в Москве. – Прим. «Чемпионата»). Это важный психологический момент. Я думаю, и здесь Виталий Прохоров с тренерским штабом это обдумывает, прорабатывает, чтобы у ребят была разгрузка. Может, выходные будут давать, чтобы они побывали в семье, отдохнули.

— Как считаете, по отношению к клубам это корректная ситуация, что забирают игроков в эту сборную?


— Знаете, некоторые клубы, конечно, не очень этим довольны, хотят, чтобы игроки оставались у них под присмотром. Но в данной ситуации в интересах сборной все пошли на то, чтобы наши молодые ребята завоёвывали для страны золото.

— Клубы перед вами такие вопросы ставили?


— Решение о создании этой команды было принято ещё до меня. Клубы понимали, что принято такое решение и нужно помочь национальной сборной. И сейчас для национальной сборной делается всё, взаимодействие есть между КХЛ, ФХР, МХЛ и министерством спорта. И календарь составляется с учётом всех пожеланий сборной команды.

 

«Задача Прохорова — сделать из парней профессионалов»


— Прохоров рассказывал, что главной задачей будет привить ребятам профессионализм, о котором вы уже упоминали, когда вспоминали время, проведённое в НХЛ. Как вы считаете, это получится донести до молодых игроков?


— Проект интересный, но однозначной оценки нет. Есть и плюсы, и минусы. Но если всё получится так, как говорит Виталий Прохоров, ему за год удастся сделать из ребят профессионалов, дать им понимание, что нужно очень много трудиться. Нужно понять, что в 17-18 лет закладывается основа, и если упустишь что-то в этом возрасте, потом будет очень сложно набрать.

— Вы обращаете внимание ребят на это? В годы вашего выступления в «Ак Барсе», приезжал Олег Петров в 40 лет и играл лучше некоторых 20-летних.


— Есть такая проблема. Если некоторым не дать чёткие указания, что делать, они придут в зал, посидят, потянутся и уйдут. Многие ребята уже сейчас профессионалы – понимают всё, кто-то и в Америке поиграл. И молодёжь смотрит на таких игроков, как Ковальчук, тянется за ними, понимает, что для развития необходимы дополнительные тренировки. Нужно не только выполнять все тренерские задания, но и оставаться после тренировки в свободное время дополнительно работать над собой.

— Вам в своё время приходилось так работать?

— Да, в Америке мы самостоятельно подготовкой занимались. Заканчивается тренировка, и у тебя есть час в зале, где ты работаешь над тем, на что советует обратить внимание тренер по физической подготовке. Это уже на твоё усмотрение. И сам учишься понимать своё тело, следить за его состоянием. Если у тебя, например, вялые ноги, ты их перегрузил, нужно покрутить велотренажёр, а не работать с весами и так далее. Здесь каждый спортсмен должен себя чувствовать.

Чемпионат.com