38

Отец нашего хоккея

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения легендарного Анатолия Тарасова.

10 декабря 1918 года в семье Екатерины и Владимира Тарасовых в Москве родился мальчик, которого родители назвали Анатолием.

Владимир Тарасов был ломовым извозчиком, здоровье имел отменное. Екатерина Харитоновна превосходно шила. Происхождения она была простого, но отличалась утонченным вкусом и умением «всё сделать красиво». Среди ее постоянных клиенток некоторое время была известная актриса немого кино Вера Холодная. Согласно легенде Екатерина Тарасова сшила для Холодной, исполнявшей роль Ланиной в фильме Петра Чардынина «У камина», два-три платья.

Об отце, одно время после революции занимавшемся бухгалтерским делом, известно мало. Известно только, что в 1927 году, когда Анатолию было девять лет, а его младшему Юрию – четыре, отец ушел из семьи.  Екатерине Харитоновне выпала трудная доля: воспитание двух мальчишек. Она, прежде занимавшаяся в основном домашними делами, пошла работать на фабрику «Красная оборона»: надо было кормить семью, ставить Толю и Юру на ноги.

Детство у братьев Тарасовых, как и у многих их сверстников, было трудным. «Помню, – рассказывал Анатолий Владимирович, – когда выезжали по Савеловской дороге, обязательно брали с собой лукошко. Собирали грибы, ягоды, ландыши… Все это продавали, а вырученные деньги до копеечки отдавали маме».

Тарасов рассказывал, что в детстве не мечтал стать известным спортсменом или тем более профессиональным тренером. Спортсмены тогда не были столь популярными людьми, как в послевоенные годы, не говоря уже о днях сегодняшних. Жили Тарасовы на 2-й улице Бебеля, в районе нынешнего стадиона «Динамо». Петровский парк был тогда красивым лесом с большим прудом, и люди приходили сюда погулять и полюбоваться скользившими по глади водоема лебедями. По Масловке ходил трамвай, и маленький Толя Тарасов мечтал стать кондуктором. «Мне нравилась профессия мамы, — вспоминал Анатолий Владимирович. — Она работала швеей-мотористкой на фабрике «Красная оборона». Ни отец Анатолия, ни мама никакого отношения к спорту не имели, и Тарасов, став уже тренером, задавался вопросом: от кого же он «унаследовал гены, хранящие предрасположенность к спорту».

Спорт был страстным увлечением братьев. Особенно — футбол и русский хоккей, то есть хоккей с мячом. В футбол мальчишки играли до занятий в школе, на переменах, иногда и после уроков. Место для игры, правда, было неудобное. Школа располагалась в тесном Петровско-Разумовском проезде, рядом находилась небольшая церковь, и прихожане неодобрительно поглядывали на резвившихся с мячом мальчуганов.

В 12 лет Анатолий Тарасов записался в школу «Юный динамовец», а еще через шесть лет привел туда брата. В это время Анатолий Владимирович уже занимался во второй мужской команде, преодолев все ступени. До этого Тарасов стал капитаном команды мальчиков. Ребята сами, без тренеров выбрали его. О таком понятии, как «лидерские качества», никто из них не ведал — но ребята сразу почуяли в нем вожака, который не подведет и на которого можно положиться.

Tarasov15.jpg

Там же, в «Юном Динамовце», Анатолий Тарасов познакомился с Борисом Кулагиным, который многие годы был «правой рукой» Анатолия Владимировича в ЦСКА. Борис Павлович играл вместе с Юрием Тарасовым в русский хоккей. Анатолий был для мальчишек отцовской фигурой. 

«Он благосклонно опекал нас, помогал, учил, но всегда с такой страстью, с такой жесткой требовательностью, что замечаний его, разборов нашей игры мы всегда ждали с трепетом, – вспоминал Кулагин. – Анатолий в свои семнадцать лет, когда я увидел его впервые, уже держался самостоятельно в суждениях был независим и категоричен, решительно высказывал их не только нам, мальчишкам, но и взрослым, опытным игрокам, и, честное слово, его и тогда слушать было фантастически интересно».

Tarasov110.jpg

Помимо занятий спортом Анатолий Тарасов работал, ведь он был старшим мужчиной в семье. В возрасте четырнадцати лет, окончив семь классов обычной школы, он поступил в фабрично-заводское училище имени Калинина завода № 32. После 12 месяцев учебы его направили на авиационный завод учеником слесаря. Там Тарасов, несмотря на то, что работа порой была очень тяжелой, получил пятый рабочий разряд еще до совершеннолетия.

Появилась возможность и продолжить учебу. В августе 1937 года восемнадцатилетний Анатолий Тарасов поступил в Высшую школу тренеров Центрального института физической культуры. Выбор этот в жизни Тарасова стал судьбоносным.

Учеба заставила Тарасова уйти с завода. Семье вновь стало сложно сводить концы с концами. «А я ведь, — вспоминал Тарасов, — должен был думать и о младшем брате». Друзья посоветовали ему в 1938 году совмещать учебу с тренерской работой и помогли найти место для приложения творческих сил — Загорскую рабочую футбольную команду. Именно с нее берет свое начало тренерская деятельность Анатолия Владимировича Тарасова.

Прежде чем отправиться в Загорск, Тарасов попросил на это благословения у преподавателя ВШТ Михаила Товаровского, которого до последних дней жизни называл своим «крестным отцом» в тренерском деле, наставившим его на «путь истинный» и открывшим все секреты хлопотной тренерской должности.

«Я не только не возражаю, но и приветствую вашу идею, – ответил ему Михаил Давидович. – У вас много свободного времени, вот и потратьте его на практические занятия. У вас нет командного голоса, да и вообще много чего нет. Идите, работайте!»

И Тарасов стал без отрыва от учебы три-четыре раза в неделю ездить в Загорск и тренировать рабочую команду. Девятнадцатилетний тренер свято следовал совету Товаровского — «каждый день, на каждое занятие приходить с новыми упражнениями, с новым тренерским материалом», старался использовать в работе и кое-что из институтского опыта. Уже тогда он пришел к выводу о необходимости придумывать что-то новое, свое. С девятнадцати лет Тарасов стал заносить в специальную картотеку подсмотренные им или же придуманные самим упражнения и циклы упражнений, направленные на достижение тех или иных тренировочных целей.

Летом 1939 году Анатолий Тарасов женился на студентке Института физкультуры Нине Забелиной. Как позже вспоминала сама Нина Григорьевна, свадьба прошла более чем скромно. Молодые люди пошли в загс Бауманского райисполкома; их тут же расписали, и они отправились в столовую Института физкультуры, где заказали себе блюдо, на которое в обычные дни расщедриться не могли, — бефстроганов. По пути из загса в институт Анатолий купил семь кустовых гвоздик и красивую вазу. Гвоздики с той поры стали цветами семьи Тарасовых. С цветами и вазой Нина после обеда, для пары торжественного, вернулась в общежитие, где проживала с подругами по институту, а Анатолий поехал в Одессу, где стал играть за местное «Динамо».

«Перед тем как отправиться на вокзал, — вспоминала Нина Григорьевна, — Толя заскочил к себе домой на Бебеля за вещами и оставил Екатерине Харитоновне — она была на работе — записку: «Мама, я, кажется, женился!».


В Одессу Тарасов отправился со своим другом Сашей Афонькиным. В ВШТ они учились вместе. До Одессы Тарасов редко куда выезжал, тем более надолго. Сразу после завершения чемпионата 1939 года, в котором динамовцы заняли последнее — четырнадцатое — место и покинули группу «А», Тарасов и Афонькин из Одессы уехали. Их пригласили в московскую команду «Крылья Советов». Предложение оба с удовольствием приняли. Появилась возможность жить дома и играть не только в футбол, но и — зимой — в хоккей с мячом. Поскольку из Одессы уехали поздней осенью, начинать пришлось с хоккея.

Тарасову казалось, что всё наконец-то определилось: он будет работать на заводе, играть за «Крылья Советов» – летом и зимой – и постепенно готовить себя к настоящей тренерской работе. Однако всё изменил призыв в армию: с 7 февраля 1940 года, так и не успев поиграть за «Крылья» в футбол, Тарасов приступил к военной службе в Московском авиационном училище связи.

В училище Анатолия Тарасова назначили тренером футбольно-хоккейной команды учебного заведения. Он рьяно взялся за дело. Сколотил вместе со слушателями коллектив, быстро превратившийся в лучший в Московском военном округе. Спустя несколько лет на базе команды училища были сформированы ставшие на какое-то время знаменитыми в стране футбольный и хоккейный клубы Военно-воздушных сил (ВВС).

Опыт работы с командой училища не был продолжительным. Весной 1940 года Тарасова перевели в ЦДКА. В 1940 году в составе ЦДКА Тарасов сыграл в чемпионате Советского Союза по футболу шесть матчей (поражение от московского «Динамо» (2:4), победы над «Стахановцем» из Сталино (3:1) и сталинградским «Трактором» (2:0), ничьи с киевским «Динамо» (1:1), «Локомотивом» (2:2) и «Торпедо» (1:1)). Среди его партнеров были вратарь Владимир Никаноров, защитник Константин Лясковский, полузащитник Александр Виноградов, нападающие Алексей Гринин, Григорий Федотов и Валентин Николаев — будущие звезды послевоенной «команды лейтенантов». С Никаноровым и Николаевым Тарасов вместе пришел в ЦДКА.

Начало войны застало Тарасова вместе с командой в Киеве. На 22 июня 1941 года был назначен матч с местным «Динамо». Игра, понятно, не состоялась. По радио тогда объявили, что билеты с датой «22 июня 1941 года» будут действительны на следующий матч киевского «Динамо». Редкие сохранившиеся на ту встречу билеты попали в музейные экспозиции. В середине 70-х годов один из киевских болельщиков подарил такой билет Валерию Лобановскому.

Во время войны Тарасовы жили в Москве. Нина занималась с ребятами в лыжной секции на стадионе «Динамо». «После каждой тренировки, — вспоминала она, — я по дороге домой заходила в брошенные мастерские и подбирала доски, чтобы было чем топить буржуйку».

В первые дни войны футболисты ЦДКА не сомневались в том, что их вот-вот отправят в действующую армию. Футболисты, и Тарасов в их числе, писали рапорты с просьбами отправить их на фронт. Обращались они к непосредственным начальникам — руководителям ЦДКА. Начальники, однако, объяснили: «наверху» принято решение: непременно сохранить лучших футболистов.

В середине октября 1941-го, когда немцы подошли вплотную к столице, часть передислоцировали в Арзамас. Нине позвонили: «Команду отправляют из Москвы. Тебя муж ждет на Курском вокзале!» Трамваи уже не ходили, Нина с собранными теплыми вещами побежала на вокзал. На Курском — столпотворение. Мешанина из людей, чемоданов, котомок.

«Пробираюсь с трудом сквозь толпу — говорящий и кричащий муравейник, — вспоминала Нина Григорьевна, — и думаю: Господи, где же я тебя найду, Тарасов? Вдруг слышу: «Нина! Нина!» И вижу: Толя залез на фонарный столб и зовет меня оттуда. Мы обнялись. Я стала уговаривать, чтобы он взял меня и Галю с собой. А он мне уверенно так говорит: «Не волнуйся, Москву сдавать не будут! Береги дочку». И я поверила, проводила его и домой пошла спокойно».

Команду футболистов в Москву вернули довольно скоро, через два месяца. Они вновь стали охранять важные объекты. В марте 42-го Тарасова и его сослуживцев по спортивному армейскому подразделению отправили на краткосрочные офицерские курсы, созданные на базе Института физкультуры. Три месяца изо дня в день Тарасов с товарищами учился приемам рукопашного боя, преодолению препятствий, лыжной подготовке, ряду чисто военных дисциплин. Приобретя необходимые навыки и получив офицерские звания, они стали преподавать рукопашный бой, стрелковое дело и отдельные виды боевой подготовки, обучали личный состав частей, отправлявшихся в Подмосковье на переформирование.

Если в футбол в Москве во время войны не играли, то по хоккею с мячом в 1942 году был проведен розыгрыш Кубка города. В финале ЦДКА выиграл у «Спартака» (1:0). За армейцев, в числе прочих, играли Владимир Никаноров, Александр Виноградов, Евгений Бабич и Анатолий Тарасов. Зимой 1945 года команда ЦДКА по хоккею с мячом выиграла все кубки: открытия сезона, столицы и СССР. В финале розыгрыша московского Кубка ЦДКА с «Динамо» играли три раза. В первом матче ничья, второй также не выявил победителя, и только в третьем, на 323-й минуте общего игрового времени Тарасов забил победный гол.

22 декабря 1946 года стартовал первый чемпионат СССР по хоккею с шайбой, или «канадскому», как тогда его называли в противовес хоккею «русскому» – с мячом.

Начинал Тарасов в хоккее с шайбой играющим тренером команды ВВС. Тогда он тренировал и футбольную, и хоккейную команду ВВС. При этом состоял в штате ЦДКА.

Tarasov24.jpg

В хоккейную команду ВВС входили в основном солдаты-срочники, обслуживавшие летное училище. Они были приписаны к роте охраны, занимались всеми видами боевой и политической подготовки, стояли, когда требовалось, в карауле, тренировались в свободное время. Караульных Тарасов научил не тратить время попусту, а периодически, когда никто из офицеров не видит, бегать на месте или же, если позволяли условия, совершать короткие пробежки вправо и влево, вперед и назад, прямо, боком, спиной вперед. 

На предварительном этапе первого хоккейного чемпионата страны молодая солдатская команда заняла в своей подгруппе второе место вслед за ЦДКА, а в финальной пульке, сыграв вничью с динамовцами Риги и выиграв у клубов из Архангельска и Каунаса, разделила с рижанами четвертое-пятое места. А сам Тарасов стал лучшим снайпером, забросив 14 шайб.

Незадолго до начала второго чемпионата СССР по хоккею с шайбой спортивное начальство разослало по командам циркуляр: всем в обязательном порядке надлежало иметь в составе тренера, не важно, играющего или же занятого только тренерскими делами. После ухода из команды играющего тренера Павла Короткова руководители ЦДКА сделали предложение пятерым: Боброву, Бабичу, Виноградову, Старовойтову и Тарасову. Именно тогда Бобров, говорят, и назвал имя Тарасова, вернувшегося к тому времени в ЦДКА.

За армейцев Анатолий Тарасов выступал в одном звене с двумя другими выдающимися мастерами – Всеволодом Бобровым и Евгением Бабичем. Играющим тренером ЦДКА Анатолий Тарасов был до 1953 года, после чего завершил карьеру игрока и сосредоточился на тренерской деятельности. Всего в чемпионатах СССР на его счету 100 матчей, в которых он забросил 106 шайб. В качестве игрока Анатолий Владимирович трижды становился чемпионом СССР, в том числе принеся армейцам и первое в их истории «золото» чемпионатов страны.

Tarasov295.jpg

В 1948 году Тарасов возглавил сборную Москвы – прообраз сборной СССР – в матчах с пражской командой ЛТЦ, игроки которой составляли костяк сборной Чехословакии. В тренерский штаб сборной вошел и Аркадий Чернышев, с которым Тарасов позже, уже в сборной СССР образует тандем, приведший советских хоккеистов к трем победам на Олимпийских играх и девяти титулам чемпионов мира. А тогда, в феврале 1948 года на стадионе «Динамо» собралась необычайно большая для зимы аудитория – 30-35 тысяч болельщиков.

«Выиграли тот матч мы со счётом 6:3. Удивлялись не только гости, зрители, но и сами победители. У меня и потом было немало приятных минут в моей спортивной биографии, но большей радости, чем в тот день, я всё-таки никогда не испытывал», – вспоминал Анатолий Владимирович много лет спустя.

Поскольку хоккей с шайбой был для нашей страны новым видом спорта, то тренерам первопроходцам, а Тарасов принадлежал именно к ним, приходилось самим придумывать упражнения и тактику. В этом Анатолию Владимировичу не было равных – он никогда не давал на тренировках одинаковых упражнений, постоянно импровизируя. 

«У Тарасова миллион упражнений было – да с какими присказками! Не передать... Народный артист, не повторялся. Я 22 года ЦСКА отдал, 10 лет как игрок – иногда казалось, что уж все его повадки знаю, могу предположить, что произойдет в следующую минуту..., – вспоминал впоследствии один из самых знаменитых отечественных тренеров Юрий Моисеев. – И происходило совершенно другое. Гениальный человек! Мог бы добиться успехов в любой области – счастье наше, что он занимался хоккеем. Не было бы Тарасова – и хоккея в России не было бы. Всю жизнь искал новое, а уж другие клубы им найденное перенимали. Эрудиция какая! На установку приходил с книгой Станиславского «Моя жизнь в искусстве».

Tarasov70.jpg

 «Тарасов всегда предвидел развитие хоккея, он придумывал тройки нападающих, неожиданно для всех он к уже знаменитому Фирсову ввел 18-летних Володю Викулова и Виктора Полупанова. Затем опытный Вениамин Александров получил в ученики Бориса Михайлова и Володю Петрова – и какая стала яркая тройка нападения! Потом в эту тройку вошел великий Валерий Харламов, и не было ее сильнее ни в России, ни в мире», – вспоминал в своей книге друг Анатолия Владимировича и другой прославленный армейский тренер Александр Яковлевич Гомельский.

Стихией Анатолия Тарасова было находиться в гуще событий на льду и за его пределами. Страстному, всем сердцем переживающему за игру и результат, ему во время матчей не сиделось на месте, он постоянно ходил вдоль скамейки, находя какие-то слова для каждого хоккеиста. Причем, у него была такая особенность – чем лучше шли дела у команды во время матча, тем эмоциональнее и страстнее вел себя Анатолий Владимирович, да так, что его призывы, обращенные к игрокам, слышали не только они сами и зрители поблизости, но и весь болельщицкий сектор, примыкавший к скамейке.

Благодаря полной отдаче и фанатичной преданности любимому делу Тарасов смог сделать ЦСКА сильнейшей командой страны, которая под его руководством 18 раз становилась чемпионом СССР и 9 раз – обладателем Кубка СССР. Но главное достижение Анатолия Владимировича не в этом, а в том сколько игроков он открыл для нашего хоккея.

В 2012 году одно из старейших пишущих о хоккее изданий — The Hockey News — составило любопытный рейтинг. В него вошли советские хоккеисты, в НХЛ, к сожалению для самой НХЛ, не игравшие. На первом месте – Анатолий Фирсов. Далее в десятке: Владислав Третьяк, Валерий Харламов, Всеволод Бобров, Александр Мальцев, Валерий Васильев, Александр Якушев, Борис Михайлов, Вячеслав Старшинов, Александр Рагулин. Пятеро из десяти – ученики Тарасова. А сколько еще выдающихся мастеров нет в этом списке: Вениамина Александрова, Александра Альметова, Константина Локтева, Виктора Кузькина, Владимира Лутченко, Владимира Петрова, Игоря Ромишевского, Владимира Викулова, Александра Гусева, Евгения Мишакова, Виктора Полупанова, Юрия Пантюхова, Юрия Моисеева – и многих других игроков, которые приносили славу армейскому и отечественному спорту на международной арене, пройдя школу Тарасова.

И даже покинув пост тренера сперва сборной СССР в 1972-м, а потом и родного клуба в 1974-м году, Анатолий Владимирович не оставил хоккей. С удвоенной энергией он принялся развивать созданный им же самим в 1964 году турнир «Золотая шайба», который объединил тысячи мальчишек по всей стране. Именно выступая за команды «Золотой шайбы», начали свой хоккейный путь будущие олимпийские чемпионы Владимир Крутов, Владимир Мышкин и Вячеслав Фетисов.

Tarasov321.jpg

Кроме этого, Анатолий Владимирович долгое время преподавал в Институте физкультуры – сначала на кафедре спортивных игр, затем на кафедре футбола и хоккея, а с 1973 года – на кафедре хоккея ГЦОЛИФК, которая теперь носит его имя, а также оставил большое наследие в виде обширной библиографии. Первое пособие по канадскому хоккею в СССР вышло именно из-под пера Анатолия Владимировича в 1948 году. Кроме большого количества учебно-методических пособий, Тарасов написал несколько книг, в которых старался объяснить хоккей обычным людям – «Совершеннолетие» (1968), «Хоккей грядущего» (1969), «Путь к себе» (1974), «Детям о хоккее» (1986), «Настоящие мужчины хоккея» (1987). Уже после смерти Анатолия Владимировича в свет вышла его книга «Хоккей. Родоначальники и новички».

Таким был великий учитель и наставник Анатолий Владимирович Тарасов. Лучше всего, наверное, завершить эту статью его же словами:

«Мне жаль людей, которые равнодушны к спорту. Мне кажется, они здорово обедняют свою жизнь. Что касается меня… Вот скажут: начни жизнь заново – и я снова выберу стезю тренера. Потому что это чертовски интересная профессия – воспитывать сильных и духом, и телом людей…»

Tarasov103.jpg