128

Сергей Сулев: каждый должен быть честным перед собой, родными, болельщиками

Нападающий «Красной Армии» Сергей Сулев подытожил серию с «Динамо», рассказал о своём увлечении литературой, тонкостях хоккейной жизни и своём первом буллите.

- Ваша серия с «Динамо» завершилась в Твери, где «Красная Армия» одержала трудовую победу в довольно непростом матче, который продолжался 98 минут.

- Да, матч был довольно напряжённым. Во втором периоде инициатива больше исходила от «Динамо», не сказал бы, что мы расслабились, скорее всего, была слишком высокая уверенность в себе, это, я думаю, и сыграло с нами злую шутку. Когда Егор Кузьминов забросил, эмоции было непередаваемые, все наконец выдохнули, особенно, когда судья после просмотра показал на центр. Тогда все ребята уже скинули этот груз со своих плеч и забыли на какое-то время об усталости и 98-минутной игре. Подводя итоги серии, хотелось бы поблагодарить ребят за хорошие 4 игры. Мы показали, что у нас есть команда и мы можем побеждать. Все ребята бились и старались. Поэтому такой итог.

- Ты уже рассказывал, где ты начинал, почему переехал в Пензу и как узнал о переходе в ЦСКА. А кто привёл тебя в хоккей?

- В хоккей меня никто не приводил, просто ехали с отцом и мамой куда-то по делам, на машине. Мне было где-то 4 года. Увидели хоккейную секцию, папа сказал: «Давай посмотрим». Мне понравилось, так и остался.

- Ты был довольно маленьким, а малыши, как известно, переменчивы, то нравится, то нет. Что оставило тебя в хоккее?

- В хоккее меня оставило то, что этот спорт стал моим любимым делом. Я сразу понял – это моё, что ещё нужно? Ничего. Отец меня и на футбол отдавал, посмотрел, не понравилось. Было ещё пару секций, но у меня только хоккей, хоккей. И отец решил оставить меня в той стезе, которая полностью меня увлекала.

IMG_0371.jpg

- А какие виды спорта увлекают кроме хоккея?

- Помимо хоккея, поглядываю баскетбол зарубежный. Иногда футбол, какие-нибудь интересные матчи.

- В баскетболе – НБА?

- В баскетболе – НБА, конечно. Смотрю за «Лос-Анджелес Лейкерс», ещё со времён Коби Брайанта.

- Отойдём от темы спорта. Литература - близко ли тебе это?

- Близко.

- А какое чтиво предпочитаешь?

- В последнее время читал зарубежную классику, но потом немного поднадоело, перешёл на отечественную. Из последнего - Чехов был, Достоевский и недавно вернулся к Акунину, прочёл пару книг.

- Почему читать – важно?

- Всё это полезно, воздаётся, где-то словарный запас развивается, легче говорить становится в некоторых моментах. Это всё сказывается, зрительная память задействуется, незаметно, но в голове откладывается и идёт в плюс в дальнейшем.

- С чего начал своё путешествие по литературным джунглям? И почему?

- Переезды в ВХЛ у нас были довольно большие, постоянно что-то слушать или смотреть надоедает, и я обратился к книгам. Начал с французской литературы, Мюссо. Также мне по вкусу пришлась антиутопия «Приглашение на казнь» Набокова.

- Про литературу мы выяснили, а что насчёт музыки?

- Музыку слушаю, да. Чего-то вот особенно любимого не много, зарубежное слушаю, перед играми что-то потяжелее. А так, если погулять просто или катаюсь, то классика, довольно прикольно бывает, даже советское что-нибудь, тоже круто.

- Есть ли у тебя какие-либо особенные хоккейные ритуалы?

- Я думаю, у всех хоккеистов есть что-то своё, свои ритуалы, как и у меня. Но никто никогда не расскажет о составляющей этих ритуалов, – улыбается. – Это не в обиду кому-то, не потому, что мы все скрытные, а потому что это таинство, сокровенные какие-то вещи, которыми не делятся, чтобы их, так сказать, чудо не улетучилось. Они и не были бы особенными, если бы о них все знали.

- В серии с «Динамо» один из матчей завершился для вас сухим поражением. Как быстро отойти от таких встреч и настроиться на следующую игру?

- Просто надо всё головой понимать, всё же от неё идёт. Надо было просто это принять, осознать, что вот так случилось, надо жить дальше. Я пришёл, игру посмотрел, немного почитал и сразу спать лёг, всё. Абстрагировался от мира чуть-чуть. Голова остыла.

- На твой взгляд, какие качества должны быть у каждого хоккеиста?

- Все же разные люди, я думаю, каждый хоккеист должен быть индивидуален, чтобы было приятно смотреть на каждого игрока, это складывается не только же от стиля игры. Но что я могу сказать точно, каждый должен быть честным перед собой, родными, болельщиками. Я считаю, что самое главное – это честность, потому что, если ты честный, то ты молодец, – улыбается.

- В чём ты выделяешь главный минус профессиональной карьеры хоккеиста?

- Я думаю, самый главный минус в том, что у нас есть недостаток в проведённом времени с семьёй. С родными видимся не столько, сколько бы хотелось, кто-то в разных городах. Мало времени и на личную жизнь, у кого жёны, девушки. Но ты выбрал этот спорт, поэтому приходится жертвовать.

- Есть ли в твоей копилке самый запоминающийся матч?

- Да много было матчей, но самый запоминающийся впереди будет. Ну а так, в детстве было пару историй неплохих, запоминающихся.

- Например.

- Из детства, помню, как свой первый в жизни буллит бил. Мы тогда играли по 2000 году против 1999-го, это мы ещё в Волгограде были. Счёт тогда был равный, или мы проигрывали в одну шайбу, если честно, точно не помню. А это был товарищеский матч, посмотрели – полный стадион народу, родители. Мы раз, два, и так получается – буллит. Все такие: «Что это такое?» – смеётся, – никто не понял ничего. Я капитаном был на тот момент, тренер сказал: «Бей иди». Я и поехал. Мне лет тогда было, может, 9-10. И всё было как-то странно, просто поехал, бросил, забил гол. Вся команда выбежала обниматься, – улыбается. – Никто ничего не понял, но было очень круто! Значит, так и должно быть. Это вот самая запоминающаяся детская история.

IMG_0372.jpg

- Вот как раз про капитанство, ты и в «Красной Армии» побывал в этом амплуа. Как ты настраивал команду?

- Это не от одного человека зависит, конечно, тренерский штаб доверил нашивку, пока у партнёра была дисквалификация. Я и ассистенты находили слова, мотивировали, чтобы ребята выходили и выигрывали, сражались. А так, особо ничего такого сверхъестественного не было, главное - поделиться своим настроем, быть уверенным в каждом, и каждый будет уверен и в себе, и в тебе.

- Ты в команде первый год, расскажи, как проходила твоя адаптация.

- Когда я только приехал, меня поселили вместе с Егором Брютовым, подружились с ним. Ещё в том году играли по ВХЛ, видели друг друга. А с Тахиром Мингачёвым мы уже лет 5 знаем друг друга. Он с Самары, я с Пензы, всё рядом, постоянно играли, с Поволжья мы встретились, так и дружили, так вместе и в команду одну перешли. Тяжело было поначалу, в Москве спать вообще невозможно. Я в первый раз узнал, что такое беруши. Ленинградка, любое шоссе, я не могу, – улыбается. – В Пензе вообще балдёж. И в Волгограде тихо-тихо. А тут я первые две недели толком не спал. Я думал, это так, покатаются и закончат. А они весь день, – смеётся. – Мы же рядом с Ленинградкой живём, шум. Но сейчас, можно сказать, привык. Так что, вот такая адаптация.

IMG_0605.jpg

- В заключение, пару слов для болельщиков.

- Приходите, болейте. Ваше присутствие, ваши голоса, горящие глаза, всё это для нас не пустое место. Мы же играем не только ради себя, но и ради болельщиков.