135

Сколько проедают «Акулы»

«Коммерсантъ-Спорт» зашел в МХЛ с самых разных сторон, чтобы понять, кто и зачем в реальности содержит клубы самой масштабной лиги страны.

«Коммерсантъ-Спорт» зашел в МХЛ с самых разных сторон, чтобы понять, кто и зачем в реальности содержит клубы самой масштабной лиги страны, хватает ли командам класса А заявленного бюджета в 30-40 млн руб. и становится ли хоть где-то у нас молодежный хоккей бизнесом на канадский манер.

 

Сахалинские бессребреники

 

Когда в лиге числится 70 команд, разумеется, придется столкнуться с самым разным подходом к строительству клубного хозяйства. К примеру, выясняется, что во владельцах у команд МХЛ весьма пестрая компания: от корпораций вроде «Газпрома», «Роснефти» и РЖД до частных лиц — единолично или группами, взвалившими на свои плечи такой груз. Один из самых ярких примеров частного клуба — дебютант МХЛ-А «Сахалинские акулы» из Южно-Сахалинска.

 

— У нас есть два инвестора — Константин Резницкий и Игорь Коптелов, они как раз и занимают посты президента и вице-президента клуба соответственно,— рассказывает генеральный директор «Сахалинских акул» Сергей Мелешков.— Так что мы частный проект. Коммерчески успешным его, правда, не назовешь. Скорее социальным. Стараемся заразить хоккеем Сахалин. Собственно, мы намеренно сразу заявились в более затратный МХЛ-А, а не в бюджетный МХЛ-Б, потому что для более эффективной раскрутки нужно, чтобы в гости приезжали известные команды, знаменитые бренды.

 

— Но для чего это нужно владельцам клуба?

 

— Думаю, даже они сами не смогут ответить на этот вопрос. Это серьезные бизнесмены, которые любят спорт. И, наверное, занимаются молодежным хоккеем просто для души.

 

Еще один частный клуб МХЛ базируется в Риге, но у него уже больше двух акционеров.

 

— В Латвии, в отличие от России, не так много игроков, чтобы разбрасываться теми, кто есть,— говорит генеральный менеджер «Динамо» и ХК «Рига» Нормунд Сейейс.— Поэтому, когда появилась МХЛ, мы с удовольствием в нее вступили. Пестуем игроков в Молодежной лиге, а потом привлекаем в «Динамо».

 

— Но не думайте, что мы сорим деньгами,— продолжает Сейейс.— Мы умеем их считать. К примеру, сейчас у нас есть острая необходимость в фарм-клубе — промежуточном звене между первой и молодежной командами. Но заявлять его, к примеру, в другую российскую лигу — ВХЛ — мы не хотим. Потому что это очень большие траты и расстояния...

 

Питерские оптимисты...

 

А вот СКА, который вместе со всей системой содержит «Газпром», расстояния и траты не пугают. Ни в ВХЛ («СКА-Карелия»), ни в МХЛ (СКА-1946). Потому что команды этих лиг — важнейшие звенья в клубной цепочке.

 

— В этом году мы внедряем в Санкт-Петербурге долгосрочную концепцию под названием «Академия СКА». И она станет фундаментом нашей клубной структуры, так как в нее войдут хоккейные школы всего города, в названии которых теперь будет аббревиатура нашего клуба,— рассказывает вице-президент СКА Роман Ротенберг.— Мы рассчитываем, что в будущем в СКА будет как можно больше своих воспитанников, которые перед этим пройдут институты в том числе и СКА-1946.

 

— Но ведь «Газпром» и СКА могут позволить себе купить любого игрока!?

 

— Раньше мы действительно не оглядывались на траты. Но сейчас хотим прийти к тому, чтобы покупать игроков только точечно. К тому же свои воспитанники станут частью нашего бизнеса. Ведь мы сможем при желании продавать их в другие клубы. И, соответственно, зарабатывать.

 

Интересно, что в МХЛ структура клубных бюджетов коренным образом отличается от КХЛ. Разница прежде всего в том, что основная статья расходов здесь это не зарплаты игроков.

 

— Игроки МХЛ зарабатывают чисто символические деньги — от 15 тыс. до 25 тыс. руб. в месяц,— говорит генеральный директор питерского «Динамо» Сергей Черкас.

 

— Этого хватает только на самое необходимое,— добавляет Сейейс.— Поесть, приодеться да раз в месяц сводить девушку в кино.

 

Куда же идет львиная доля средств?

 

— На перелеты,— разъясняет Черкас.— Также среди существенных статей расходов отмечу питание и проживание на выезде. Поэтому мы при наличии хорошего автобуса стараемся больше путешествовать именно на нем. Даже поезда не используем. Благо, многие клубы располагаются от нас в автобусной доступности.

 

Автобусная доступность — это, конечно, про кого угодно, но не про Сахалин.

 

— Мы, если честно, не укладываемся даже в 40 млн руб.,— говорит Мелешков.— Потратим в дебютном сезоне чуть большую сумму. Потому что формировали команду с нуля. Еще летом у нас не было ни состава, ни экипировки, ни базы. Поэтому пришлось вкладывать деньги. Особенно серьезно — в базу, где сейчас проживают игроки. Полностью упаковали ее для тренировочного процесса: от массажных кресел до дорогих тренажеров. Плюс мы стараемся адаптировать команду под матчи в европейской части России. Поэтому сразу после домашних серий игроки вылетают в Москву и готовятся на арендованной базе в городе Видном. Сами понимаете, траты от этого только возрастают.

 

...И пессимисты

 

Удается ли клубам хоть как-то компенсировать свои расходы?

 

— У нас в стране на молодежном хоккее ничего не заработать! — уверяет Черкас.— Это утопия! Поймите, даже все команды КХЛ в минусе. Да и в НХЛ в плюсе всего несколько клубов, а остальные если в нулях, то счастливы...

 

— Мы, конечно, продаем билеты,— продолжает тему Мелешков.— Но цена на них чисто символическая — от 250 до 350 руб. Также продаем атрибутику. Но в свете того, что только начали работу, дело идет не так быстро, как хотелось бы. Понимаете, мы сейчас пишем историю! И, конечно, многим вещам нам еще нужно научиться.

 

Поучиться, кстати, «Акулам» стоит у того же СКА.

 

— Мы идем к тому, чтобы зарабатывать на матчах «молодежки» серьезные деньги,— говорит Ротенберг.— Но пока сосредоточили усилия на СКА. В этом сезоне перед нами стоит задача заработать на его матчах 700 млн руб. По сути, это половина нашего зарплатного бюджета. И мы идем к самоокупаемости. Шаг за шагом. Что касается СКА-1946, то со временем все больше людей будет ходить на его матчи. Это, конечно, дело не одного дня. Но мы будем развиваться и прибыль пойдет и из МХЛ.




«Коммерсантъ»