308

Юрий Ключников: я хотел играть в поле

Тренер вратарей «Красной Армии» рассказал о работе, молодых голкиперах, приметах в жизни и хоккее.

   - Первый вопрос, может, даже неожиданный. Что за команда ГУ МВД Москвы, за которую вы играли в сезоне 2016/17?

   - Это любительская команда. Когда уже принял решение с большим хоккеем заканчивать, перешел на тренерскую работу, и все равно еще желание играть осталось. И многие ребята знакомые играли за эту команду. Поступило предложение.

   - В этой команде Сергей Аншаков, я помню, играл.

  - Там и Аншаков, и Саша Рязанцев, и Осипов Макс, и Соин Сергей. То есть там собралась команда ребят, которые поиграли на очень хорошем уровне и два раза в неделю тренировались, играли в хоккей.

  - Тяжело так заканчивать карьеру?

  - Вы знаете, всегда надо сделать этот шаг. Просто самый основной момент от головы идет, когда ты понимаешь, что уже пора заканчивать. Я решил это сделать, потому что мне предложение поступило начать тренерскую деятельность. И сам понимал, что не хватает физических сил, травмы не позволяют показывать тот хоккей, который бы мне хотелось. А просто так ездить еще пару лет на полуспущенных тоже не очень хотел.

  - В 2001 году вы стали чемпионом мира среди юниоров. Команда тогда была шикарная: Ковальчук, Гребешков, кого там только не было. С кем-то из них общаетесь, поддерживаете отношения?

 - Не то чтобы очень близко, но со всеми ребятами общаюсь. Недавно Дениса Гребешкова видел в Питере. Он сейчас тренирует «Локо» - наших соперников. С ним поговорили, пообщались. Понятное дело, что всех ровесников знаю, кто 83-го года рождения, всех ребят перед встречей обзваниваю. Но постоянного общения нет.

- Про вратарей говорят, что они необычные люди. Они сами иногда смеются: нормальный человек в ворота не встанет. Почему так сложилось?

 - В моем случае (я не буду за всех говорить) тренер в детском хоккее настоял на том, чтобы я встал в ворота, я хотел играть в поле. А он что-то увидел, настоял. И как-то так получилось, потом втянулся.

 - Обычно в ворота раньше отправляли тех, кто плохо катался на коньках. Тенденции же меняются. Сейчас вратарь должен кататься очень хорошо.

  - Конечно. Сейчас катание вратаря – это одно из основных, базовых умений. Тенденции меняются, да. Возвращаясь к предыдущему вопросу: я бы не сказал, что вратари необычные. Да, бывают ребята с приветом. Есть веселые ребята, а есть и абсолютно нормальные. Это больше от человека зависит, а не от того, вратарь он или нет. Если брать полевых – такая же история. Кто-то абсолютно адекватный, а с кем-то общаешься и думаешь: ну, понятно.

- Сейчас можно какие-то секреты раскрыть - может, со штангами разговаривает кто-то. У Вас какие «приветы» или приметы были?

  - У меня таких ритуалов не было.

  - Кто-то даже, простите, и клюшку в унитазе замачивал перед игрой.

  - Да, у всех свои тонкости. У меня был только распорядок дня перед игрой, который я старался четко выполнять, чтобы отдохнуть, подготовиться. А чтобы ходить и с деревьями общаться, я слышал о таком случае, не буду называть фамилии... Такого нет.

   - В чем заключается специфика работы именно тренера вратарей? Вообще, для чего он нужен? Есть ведь помощник главного тренера. А должности тренера вратарей до какого-то момента просто не было.

  - Раньше надёжная игра вратаря на 50% была залогом успеха команды. Сейчас при хорошей вратарской бригаде, при правильной игре - это уже 90%. Непосредственно тренер вратарей – связующее звено между главным тренером и вратарями. Это тот человек¸ который постоянно находится в плотном контакте со своими подопечными и видит все нюансы. Главный тренер, помощники - они больше видят всю картину. Они замечают какие-то действия, но детально разобрать моменты не могут. Поэтому есть тренер вратарей, который подмечает то, что не видно болельщикам, свои профессиональные нюансы. Опять же, есть психологический момент. Успех игры вратаря зависит не только от его физического состояния и технической подготовленности, но также и от психологического настроя. Над этим тоже приходится работать, находить подход к ребятам.

  - Как раз следующий вопрос и был: психология вратаря.

  - По факту, в современном хоккее тренер вратарей - это и психолог, и друг, а в большей степени, и учитель. Если брать системную работу коллектива, у каждого есть свои обязанности. Все, что касается вратарей, это в основном моя зона ответственности.

  - Кто принимает решение о том, какой из вратарей будет играть?

 - Понятное дело, что главный тренер всегда принимает решение. Потому что он главный.

  - Но он советуется, спрашивает?

- Конечно. Мы обсуждаем, я говорю о готовности игроков, о плане определённом, кто должен выступать. Какие-то делаю раскладки. Но главный тренер отвечает за результат. Понятно, что он принимает решение. Он может в определенный момент прислушиваться, а может сказать: «Нет, я чувствую по-другому». Окончательное решение за ним. У нас этим все нормально. Особых расхождений нет.

 - Когда вратарь в игре вдруг пропускает курьезную шайбу, тяжело ли вернуться в игру, спокойно играть дальше?

 - Это как раз вопрос психологии в плане того, насколько ты можешь откинуть ситуацию.

  - Что происходит в голове в этот момент?

- В голове происходит осознание того, что ты допустил ошибку. Мы это обсуждали, у нас тоже бывают курьезные голы, как и у всех вратарей. Здесь очень тонкий момент - вратарь не имеет права в течение всей игры думать и переживать по поводу этой ситуации. Будет время после игры проанализировать, попереживать. У тебя есть 60 минут. Да, допустил ошибку, ничего страшного не случилось. Ты должен остальные 59 минут отработать четко. Потом выйдешь с игры, попереживаешь 5 минут, разберёшь, проанализируешь и шагаешь дальше.

 - У Вас были такие курьезы?

  - Конечно. Мне кажется, у каждого вратаря они были. Это вопрос психологии, насколько ты быстро сможешь перестроиться и показать качественную игру, забыв об этом.

  - Раньше говорили про финскую школу вратарей, шведскую. Сейчас много вратарей из России играют в НХЛ. Почему их стало так много? 

- С чего мы начинали разговор? Вы сами сказали, что появилась должность – тренер вратарей. И в принципе, сейчас при наличии у вратаря желания развиваться есть очень много специалистов, которые качественно подсказывают, разбирают игровые моменты. У нас очень хорошая база появилась. И почему российская школа вратарей в топ входит? Потому что в России много специалистов стали работать в правильном направлении. У нас уделяется достаточно большое внимание вратарям, индивидуальным занятиям с ними. Поэтому прогресс такой.

  - В Северной Америке многие голкиперы очень хорошо играют клюшкой. Тут можно вспомнить и Мартина Бродо, который как третий защитник был практически. Это просто специфика школы или нечто большее? И как у нас с этим обстоит дело?

 - Это специфика североамериканского хоккея. Если вспомнить, раньше у нас вообще клюшкой не играли. Считалось, что если вратарь играет клюшкой, это нонсенс, а его задача состоит в том, чтобы отбивать шайбу. Сейчас же всё меняется. И так же мы учим молодых ребят. Клюшкой они должны очень хорошо владеть. Скорее всего, в Северной Америке влияет специфика того, что площадки маленькие, и там жизнь заставляет вратарей при активном хоккее, при забросах помогать защитникам. В принципе, мы к этому тоже идем, потому что у нас площадки уменьшают. И даже в матчах «Красной Армии» мы отрабатываем схемы, когда вратарь начинает атаку. Защитники не бегут сами отбирать шайбу, а вратарь отдает передачу первым. Не всегда это гладко получается, но мы пытаемся это делать, отрабатывать. Владение клюшкой сейчас является неотъемлемым навыком.

 - На что еще делается упор, помимо катания и владения клюшкой?

- В основном на тактическую подготовку. То есть вратарь не просто ловит шайбу. У нас есть определенные схемы игры в разных ситуациях. Как команды проводят тактические занятия, так же и вратари разбирают соперников. На площадке есть определенные сектора, углы, из которых мы играем по конкретным схемам. Кроме того, есть физическая подготовка, функциональное состояние, техническая подготовка. Всё это воедино формируется, и получается определенная концепция игры, действий вратаря. В принципе, над этим всем мы работаем. Ребята приходят разные. У кого-то лучше с одним аспектом игры, у кого-то с другим, но в конечном итоге мы их подтягиваем, чтобы привести к общему знаменателю.

- Есть ли для вас эталон вратаря, игра которого вам нравится больше остальных?

 - У всех в детстве, наверное, были кумиры.

 - Кто был кумиром для вас?

- Я наблюдал за матчами известных киперов: Патрика Руа, Кёртиса Джозефа. Артура Ирбе я видел даже вживую, когда он в рижском «Динамо» начинал свою карьеру. У каждого времени свои герои. Сейчас другие появились вратари, другие времена, тенденции игры. В данный момент я смотрю на вратарей, подмечаю нюансы. Мне нравятся и техническая, и тактическая составляющие игрока.

- Кто сейчас больше нравится?

  - В КХЛ есть ребята, которые неплохо выглядят, скажем так, но называть их фамилии я не буду.

  - А из НХЛ?

 - Наши вратари достаточно хороший уровень игры показывают. Сложно выделить кого-то одного. Но в целом хочу подчеркнуть, что и в КХЛ, и в НХЛ наблюдаю в большей степени за российскими ребятами.

 - Если бы вдруг не хоккей, то каким видом спорта занимались бы?

 - Я рос в те времена, когда во дворах играли во все виды спорта. И волейбол, и баскетбол, и футбол. Во что только ни играли. Так что до сих пор в футбол стараюсь бегать, когда есть время, и в теннис играть, и в волейбол.

 - Большой теннис?

 - И большой, и настольный. Понятно, это все на любительском уровне. Но все равно. Я знаю правила, знаю, как держать ракетку.

 

- В настольном теннисе ведь как раз реакция важна?

  - Да. И реакция важна, и техническая составляющая. И в большом теннисе тоже правильно надо попадать по мячу. Координация тоже важна. Во всех видах спорта важны и реакция, и координация.

- Есть у вас хобби, не связанное с хоккеем?

 - Когда есть свободное время, люблю просто пробежаться, побыть сам с собой. Надеть наушники и побегать по лесу. Иногда хожу в баню. Книги читаю порывами. Можно два месяца вообще не брать книгу в руки, а потом садишься, начинаешь читать и не можешь оторваться.

 - А в период самоизоляции чем занимались?

 - Дома гантели есть. Занимался с ними. Фильмы смотрел, читал. К стоматологу выезжал пару раз. Занимался теми вещами, на которые в повседневной жизни не хватает времени.

   - Есть у вас конкретная цель? Не на сезон, а в целом по карьере.

- Мне кажется, каждый человек, который хочет развиваться, имеет цель. У меня также она есть. Хочется двигаться вверх, расти в профессиональном плане.