159

Александр Чёрный: Я очень рад, что являюсь частью «Красной Армии»

«Красная Армия» год за годом является одним из лидеров и фаворитов Молодежной хоккейной лиги. Редакция Sport Media News берет на себя смелость начать знакомить читателей с ребятами, которые в сезоне 2019/2020 будут стараться привести свою команду к третьему Кубку Харламова.

Героем первого интервью стал 18-летний нападающий «армейцев» Александр Черный, который рассказал о том, как начал заниматься хоккеем, немного порассуждал о том, что не получилось в прошлом плей-офф, вспомнил самое яркое впечатление о Канаде и, конечно, поделился тем, что для него значит играть в ЦСКА.

«Я всегда любил хоккей и всегда полностью ему отдавался»

— Я знаю, что у тебя отец хоккеист (прим. – Валерий Викторович Черный), поэтому вопрос банальный: связано ли то, что ты начал заниматься хоккеем с ним, или у тебя есть какая-то другая история?
— Нет, другой нет, это он привел меня в хоккей. Начинали мы с ним на катке возле дома, он меня туда отвел, и сперва именно там я с ним занимался: катался, играл – учился, в общем. А потом, в четыре года, он отправил меня в школу ЦСКА. И вот я до сих пор здесь.

— Кстати, почему именно школа ЦСКА?
— Я вот не знаю. Наверное, потому что тогда отец здесь работал.

— Когда ты начинал заниматься хоккеем, были ли у тебя мысли о том, что это станет твоей профессией?
— Вообще, сначала я ходил по очереди то на хоккей, то на футбол – смотрел, что мне больше понравится. В итоге, пришел к выводу, что все-таки хоккей. Понял, что не смогу без него и что буду дальше заниматься именно им.

— Не секрет, что будни спортсмена – это тяжело. Всегда ли у тебя была мотивация продолжать заниматься хоккеем?
— Да. Я всегда любил этот вид спорта, всегда отдавался ему полностью. Конечно, это нелегкий труд, но…

— И тебе в голову никогда не закрадывалось даже мысли: «надоело, устал»?
— Нет, такого никогда не было.

— Хорошо. Кстати, расскажи о том, почему ты решил играть именно на позиции нападающего?
— У меня всегда было желание забивать. И когда я пришел в ЦСКА, мой первый тренер поставил меня в нападение с краю. И с тех пор вот так и играю.

— А номер почему такой выбрал? (Прим. – Александр играет под 11-м номером).
— У меня отец под ним играл (улыбается). Раньше у меня был 88-ой, а потом я подошел к отцу и спросил: «Ты под каким номером играешь?» Он мне ответил: «Под 11-м, «барабанные палочки»». Ну я и подумал: «Окей, беру его, значит!» (смеется).

— Немного возвращаясь к детским тренерам, поддерживаешь ли ты с кем-то из них еще контакт?
— С детскими тренерами? Да нет. Есть вот тренер, которому я особенно благодарен за все – это Александр Георгиевич Левицкий, который сейчас как раз главный тренер «Красной Армии». Мы очень много прошли с ним (прим. — Александр Георгиевич Левицкий тренировал команду ЦСКА 2001 г.р.). Спасибо ему за то, что он так доверяет.

— Ну к Александру Георгиевичу мы еще вернемся, а сейчас такой вопрос: есть ли у тебя какие-то истории еще со времен школы? Что-нибудь самое запоминающееся?
— Нет, историй каких-то особенных нет. Самое запоминающееся, что было тогда – то, что мы три раза подряд выиграли Россию (прим. — команда ЦСКА-2001 с 2016 по 2018 гг. становилась победителями первенства России среди юношей до 17 лет). Это были лучшие времена, мне кажется. Как для меня, так и для той команды, которая была. Она была прекрасной, в ней были очень ответственные игроки, которые всегда выходили на лед и играли в полную силу.

«Моя бабушка – мой талисман»

— Мы уже вспоминали твоего отца. Насколько он тебе сейчас помогает?
— Ну сейчас он, конечно, стал меньше давать советов, разных указаний. Но все равно что-то подсказывает, где-то даже требует. Мы все еще с ним вместе тренируемся. Когда он был с нами в команде 2001 года вторым тренером, тогда был вообще большой спрос с меня. А вот когда мы пошли по разным направлениям – он из ЦСКА в Академию В.В. Петрова ушел (прим. – Валерий Викторович там работает тренером юношей 2007 г.р.) – стало получаться так, что у него своя работа, ему там тоже нелегко, у меня – своя. Но он, конечно, все еще подсказывает, да и материально пока помогает. Хотя я чаще сам за себя плачу (улыбается).

— А вообще, в семье, кто больше поддерживает?
— Да все поддерживают. Все верят, все помогают.

— Знаю, что иногда после матчей к тебе приходит бабушка.
— Бабушка – это отдельная история (улыбается). Она – мой талисман. Я иногда смотрю на трибуны, и, если вижу, что она там, это как бальзам на душу, хочется играть, играть, играть…

— Но она никогда не была против того, чтобы ее внук занимался таким травмоопасным видом спорта?
— Нет, она всегда меня поддерживает и уважает любое мое решение.

«Я очень верю в каждого игрока «Красной Армии»»

— Вернемся к хоккею – «Красная Армия». Тебе было 16 лет, когда ты дебютировал в составе молодежки ЦСКА. Какие вообще у тебя были ощущения, когда получил предложение заключить контракт с клубом МХЛ?
— В первую очередь я обрадовался, что не надо будет искать какую-то другую команду и что я продолжу играть в своем родном клубе. Я сразу постарался влиться в коллектив, как-то поставить себя. Цель у меня тогда была только одна – что-то показывать в «Красной Армии».

— Твой дебют пришелся на февраль, конец регулярного чемпионата. Насколько тяжело было втягиваться, грубо говоря, посреди сезона?
— Ребята поддержали, помогали там, где не получалось. Да, в первое время не все складывалось, но я не опускал руки.

— Кстати, ты же в своем первом матче забросил первую шайбу.
— Да, да. Это было за сколько?.. Минуты за три до конца? Я очень рад был. Старался, правда, сдержать все эти эмоции, чтобы сохранить их на следующие игры. Отпраздновал, все поздравили. Но все это было очень круто.

— Прошлый сезон стал для тебя первым полноценным в составе «Красной Армии». Как ты можешь оценить его для себя лично?
— У нас же тогда был другой тренер – Альберт Викторович Лещев. У него были совсем иные требования. Под его руководством я старался уделить больше внимания своему характеру, чтобы никому не проигрывать в углах, бороться. Рад, что удалось поработать с ним, он многое дал. Самое главное, он научил тому, что нужно играть до конца. В том году я не так много очков набрал, да, но провел большинство матчей, был нужен команде – где-то под шайбу лечь, где-то вылезти, где-то пролезть.

— А командный сезон как оценишь?
— Пацаны все бились, претензий никаких не было. Только в плей-офф немного не повезло, там «Алмазу» проиграли – вели 4:1… ну это известная история. А так, я ребят очень уважаю, с ними хочется продолжать играть.

— К слову о плей-офф. Вели в серии 2:0 после двух домашних матчей. Что случилось в Череповце?
— Может быть, где-то расслабились. Поверили, что уже все – выиграли. Но могу сказать так: даже несмотря на то, что мы проиграли, мы бились до конца. 

— Ну а последний матч? Казалось бы, оставалось всего ничего, чтобы довести его до победы…
— Видимо, тоже расслабились.

— Что можешь сказать об этом сезоне? Есть какие-то мысли о том, как он сложится?
— Я наперед никогда не загадываю, живу здесь и сейчас. У нас сильная команда. Я очень верю в каждого игрока, каждый из нас способен обыграть «1 в 1», например, сделать результат. Защитники у нас тоже все в порядке. Я очень рад, что являюсь частью этой команды и что играю здесь.

— Как я и обещала, возвращаемся к Александру Георгиевичу. И о нем уже упоминали, и об Альберте Викторовиче вспоминали. Расскажи мне, насколько эти два тренера разные?
— Я не сравниваю тренеров. 

— Ладно, поставлю вопрос иначе: с кем тебе проще работать?
— Мне со всеми удобно работать (улыбается).

«В Канаде были огромные трибуны, полные людей»

— Тебя вызывали в юниорскую сборную. Как ты вообще узнал об этом?
— Пришла бумага, вызов. Там была моя фамилия, и все. Сказали приезжать в Новогорск, там сборы проходили.

— В 2017 году ты дважды играл на крупных международных соревнованиях. Первый вызов был на юношеский Олимпийский зимний фестиваль в Турции. Скажем так, страна довольно необычная для зимних видов спорта…
— Матч с Турцией – 42:0 (смеется). Да, это было весело.

— Каково было там играть?
— Там были не такие сильные команды, потому что многие туда не поехали. А мы поехали. Так что это был не самый сложный турнир. Самым серьезным соперником были, наверное, словаки. Мы тогда 3:1 выиграли, но игра была тяжелая. Единственная такая. Все остальное легко прошли, без вопросов.

— С командами все понятно, но в целом, какая там была атмосфера?
— Там еда была очень странная (смеется). А так – Турция и Турция. Мы на это внимания не обращали. У нас цель была – не опозориться и занять первое место. Что мы, собственно, и сделали.

— Еще ты ездил на Мировой Кубок вызова U-17 в Канаду. Какие остались впечатления от этой поездки?
— Вот там были огромные трибуны, полные людей: ни одного свободного места. Играть было очень комфортно. И, когда кто-нибудь забивал, все трибуны радовались. Это очень подстегивало. Ну если мы, конечно, забивали (улыбается). После такого хотелось еще и еще забрасывать шайбы. Это основное, что бросалось в глаза. А так, еще запомнилось, что там был магазин – что-то вроде нашего «Спортмастера» (улыбается) – заходишь туда, и там есть просто все! Не как у нас в России, когда заходишь в «СпортDепо», а там того нет, другого нет из того, что нужно. Ищешь другие места – там тоже этого нет. В Канаде в этот магазин заходишь, и в одном месте есть все и сразу. 

— Ну а вообще, какое у тебя самое яркое впечатление осталось от игры в сборной?
— Наверное, как раз этот турнир. Это было очень круто.

«Играть в ЦСКА для меня огромная честь»

— Ладно, закончим с хоккеем, поговорим о другом. У тебя день рождения 1 апреля. Большинству людей этот день известен как день дурака, день шуток. Тебя когда-нибудь разыгрывали на твой день рождения?
— Нет, ни разу (улыбается). А хотя… разыгрывали. Говорили: «Мы не верим, что у тебя день рождения». Ну и всякие подобные мини-шутки были.

— То есть, свой праздник ты все-таки отмечаешь как обычно?
— Ну да. Стараюсь с семьей посидеть: тортик там, свечки. Ну даже без свечек. Просто торт все вместе едим с родными, да и все.

— Расскажи, что для тебя значит играть в ЦСКА?
— Во-первых, играть в этой команде для меня огромная честь. Здесь хочется показывать свою игру постоянно, сражаться во всех матчах. Это титулованный клуб, в котором очень хочется не опозориться, а отдаваться каждому моменту.

— На льду и в жизни Саша Черный это один человек? Или все-таки что-то меняется?
— Да я как-то на это даже не обращал внимания. Наверное, все-таки меняется. На льду я всегда очень хочу забить, там много желания, много энергии. А в жизни я спокойный. Не всегда, конечно (смеется), но в целом больше стараюсь отдыхать.

— Как бы ты мог описать себя буквально в двух-трех словах?
— Люблю побеждать.

— Если бы не хоккей, то…?
— Футбол.

— Следишь за футболом?
— За Английской Премьер-лигой немного слежу, да.

— За кого-то болеешь?
— Нет, я ни за кого не болею. Я просто очень люблю красивый футбол. Мне нравится, как играют «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед» – у них, правда сейчас состав уже не тот, много игроков ушло – и «Ливерпуль».

— С основными вопросами мы разобрались, поэтому теперь – небольшой блиц. Последняя тренировка, которая тебя полностью вымотала?
— Наверное… позавчера. Ой, нет, вчера.

— Что вы там делали?
— Бегали с шайбами.

— Твоя последняя травма?
— Давно это было. Где-то зимой прошлого года.

— Последний фильм или сериал, который ты смотрел?
— «Кухня».

— Последнее, что слушал?
— Rammstein.

— Последнее, что читал?
— Да я не помню, что последнее читал (улыбается). Что-то про спорт, про хоккей. Рацион питания спортсмена.

— Последняя игра, в которую ты играл?
— FIFA 20.

— И заключительный вопрос. Где ты провел свой последний отпуск?
— На даче.

Sport Media News