158

Артём Барабоша: Накануне матча со СКА у сестры родилась дочка, хотел посвятить ей гол

Защитник армейского клуба Артём Барабоша дал интервью официальному сайту МХЛ.

«Любой игрок ЦСКА без раздумий ляжет под шайбу, это наша работа»

– Вы полноценно перешли во взрослый хоккей, какие впечатления остались от молодёжного этапа карьеры?
– Когда ты приходишь в МХЛ из детской школы, то понимаешь, что здесь уровень приближен ко взрослому хоккею. Всё сильно отличается, даже игровое мышление. Это очень многое даёт. Перейдя на молодёжный уровень, замечаешь, насколько становишься быстрее, ведь по детской школе ты играешь по своему году, а в МХЛ есть возрастные ребята. Они помогают прочувствовать взрослый хоккей. До сих пор не считаю себя лидером «Красной Армии», просто рано или поздно подходит тот этап, когда ты становишься взрослым в молодёжной команде, и тебе нужно показывать пример и брать на себя ответственность. Когда я заходил в МХЛ, в команде также были взрослые ребята, которые были примером для молодых. Глядя на них, понимал, что нужно становиться таким же, чтобы двигаться дальше.

– Многие молодые игроки КХЛ отмечают, что сами скорости игроков на взрослом уровне не сильно отличаются от МХЛ. Согласны?
– Да, в молодёжке скорости где-то могут быть и побыстрее, потому что играют молодые пацаны, у всех есть азарт. Но не могу назвать это плюсом, ведь почему в первой команде всё быстрее: ты можешь бегать сколько угодно, но если не будешь понимать игру и попадать в тайминги, то не задержишься в КХЛ. В ЦСКА каждый выполняет свою задачу и понимает требования тренерского штаба, поэтому нужно принимать решения быстрее. Если не будешь занимать правильную позицию, то не будешь нигде успевать. Как бы ты ни бегал – не будешь быстрее шайбы. В КХЛ сама игра быстрее, потому что здесь более опытные игроки, которую выполняют свои задачи.

– Долго привыкали к скорости принятия решений в КХЛ?
– Конечно, но тренеры старались меня постепенно подводить к этому. Нужно просто выполнять установку, тогда будет намного легче. Старшие ребята мне многое подсказывали, сплочённый коллектив и тренерская поддержка помогают легче перестроиться на новый уровень.

– Вернувшись в МХЛ в конце октября, почувствовали, что молодёжный хоккей вас уже ничем не удивит?
– Не могу так сказать, легко точно не было. В молодёжном хоккее больше сумбура, после первой команды это было непривычно. В «Красной Армии» есть хорошие, перспективные ребята, которые составляют конкуренцию. В КХЛ игроки опытнее, против них тяжелее сыграть. Даже если соперник не габаритный – он правильно принимает позицию и умеет действовать в углах. В МХЛ у парней не так много опыта, поэтому играть проще.

– В сезоне 2022/2023 вы были одним из лучших в «Красной Армии» по силовым приёмам. В КХЛ силовая борьба даётся тяжелее?
– В КХЛ люди понимают, где могут ударить, они знают опасные участки площадки и заранее поднимают голову, так как уже через это проходили. Здесь намного тяжелее поймать игрока на силовой приём. В МХЛ такого нет, соперники порой опускают голову, я вижу это и начинаю подкатываться.

– Также вы были лидером молодёжной команды по блокированным броскам. Играя за ЦСКА, успели прочувствовать разницу в скорости и силе броска?
– Конечно, были моменты – прямым броском прилетало в рёбра, ощущения не из приятных. Всё равно чувствую свою позицию и понимаю, когда могу сесть под бросок, а когда не успеваю. Не всегда нужно садиться под шайбу, ты просто должен понимать траекторию броска и вставать под неё, для этого нужно уметь читать игру. Это хоккей, здесь присутствует фактор самоотверженности. Любой игрок ЦСКА всегда без раздумий ляжет под шайбу, это наша работа. Блокированный бросок придаёт уверенности вратарю и всей команде, это важный элемент игры.

– Вы выполняли много черновой работы в МХЛ, на взрослом уровне всё так же?
– Да, черновая работа везде одна. Есть лидеры команды, которым ты должен помочь – вывести на бросок и не только. У каждого в команде есть свои сильные качества, которые он развивает, чтобы принести пользу: у кого-то это сильный бросок, у кого-то хороший пас. А кто-то выполняет черновую работу, старается отобрать шайбу или сорвать атаку соперника. Тренеры всё видят и исходя из этих качеств создают пятёрки.

– Можете назвать свои сильные стороны?
– Я защитник оборонительного плана, поэтому могу сорвать атаку, сыграть в силовую или поймать на себя шайбу. Моя задача – не пропустить. Действую по принципу: «Отобрал – начал атаку – подстраховал».

– На вашем счету уже есть заброшенная шайба в ворота СКА 21 декабря. ЦСКА тогда уступил 2:6, после матча испытывали смешанные чувства?
– Да, были очень непонятные ощущения (улыбается): команда проиграла с таким счётом, но я забил первый гол в КХЛ. Вроде и радоваться хочется, но в то же время и грустно от командного результата.

– Со стороны казалось, что вы сами сначала не поверили, что забили.
– Я действительно сначала не понял, кто забил: увидел трафик на пятачке, тогда тренерский штаб дал нам указание: «Если приходит шайба и ты видишь, что вратаря закрыли – бросай». Я так и сделал, но не понял, попала ли шайба в кого-то или зашла в ворота прямым броском. Когда уже увидел, что партнёры показывают на меня, очень обрадовался. Хочу сказать ребятам спасибо, они не боятся закрывать вратаря соперника, без их помощи я бы не забил. Несмотря на то, что я защитник оборонительного плана, хотел побыстрее отличиться в КХЛ, тем более стремился забить в матче против СКА. Накануне у моей сестры родилась дочка, хотел посвятить ей гол. Был очень рад, что так получилось, понимал, что это принципиальный соперник.

«Очень здорово, что ЦСКА старается развивать своих игроков, а не покупать или обменивать хоккеистов»

– Принципиальность армейского дерби тянется для вас с финала Кубка Харламова против «СКА-1946»?
– Да, дерби между СКА и ЦСКА всегда были принципиальны, в любом виде спорта. Важность этого противостояния не меняется в зависимости от лиги.

– То поражение в финале было самым обидным за вашу карьеру?
– Это так. Я понимал, что мы можем выиграть Кубок Харламова. Любому спортсмену всегда будет очень обидно оказаться вторым. Мы через всё прошли, играли в финале, боролись, но всё равно чуть-чуть не хватило до чемпионства.

– Чего тогда не хватило «Красной Армии»?
– Наша команда была моложе «СКА-1946», немного не хватило опыта. У нас было много азарта, все хотели выиграть, но не получилось.

– В матче против минского «Динамо» в составе ЦСКА было заявлено 11 воспитанников армейской школы, включая вас. Такой пример доверия в системе мотивирует?
– Конечно. Всегда приятно, когда тебе доверяют и дают играть, ты стараешься оправдать это и выложиться на максимум, показать весь свой опыт. Очень здорово, что клуб старается развивать своих игроков, а не покупать или обменивать хоккеистов.

– Антон Васятин составил топ самых перспективных игроков 2004 года рождения, куда вы также вошли. Эксперт отметил, что вы сохранили свой стиль при переходе на взрослый уровень. Это было трудно?
– В ЦСКА одна система, поэтому все тактики и наработки в командах МХЛ, ВХЛ и КХЛ плюс-минус одинаковые, только тренеры могут что-то подкорректировать. Ещё играя в молодёжке, я понимал, что у каждого хоккеиста должен быть свой стиль игры, сформированный из сильных качеств. Лишь единицы меняют его со временем. Иногда это приходится делать из-за перехода в другую команду с другими требованиями.

«С детства не очень любил тест Купера»

– На предсезонке 2022 года вы говорили, что пока не получали каких-то особенных советов от партнёров. С тех пор появился наставник?
– Если честно – я могу обратиться за советом к любому игроку ЦСКА, не могу кого-то выделить. У нас дружный коллектив, каждый может подойти к другому, независимо от статуса, что-то подсказать или обсудить игровой момент. Я стараюсь впитывать любой совет, не разделяю их на важные и не важные.

– Летом вы тренировались с первой командой?
– Нет, я готовился к сезону с командой ВХЛ. Такая же классическая предсезонка, те же тренировки по циклам «четыре дня работаем – один отдыхаем», ничего нового. Мне было легче, поскольку тренерский штаб «Звезды» состоял из тренеров «Красной Армии» сезона 2022/2023. Так что тренировки и ОФП были уже привычными. Нагрузки в МХЛ, ВХЛ и КХЛ не сильно отличаются, поэтому всё ложится легко.

– Вы говорили, что при переходе из «Авангарда» в ЦСКА одним из главных отличий было большое внимание к бегу. Это осталась в армейской системе?
– Не могу сказать, что мы делаем на этом акцент. Хоккей разносторонний вид спорта, он не построен только на беге. Мы уделяем ему время, однако нас постепенно готовят ко всему.

– На предсезонке бегаете тест Купера?
– В 2022 году мы бегали его перед сборами, чтобы тренеры посмотрели нашу функциональную подготовку. Но на последней предсезонке теста Купера не было. Всё зависит от решения тренерского штаба.

– Сами любите бег?
– Если честно – с детства не очень любил тест Купера, никогда не показывал хорошие результаты на длинных дистанциях. Мне комфортнее быстро бегать короткие дистанции: челнок, ускорение.

«Когда увидел, что Мэйсек настроен на драку, сразу понял, что не отступлю»

– В матче против «Автомобилиста» вы сбросили краги с опытным канадским легионером Бруксом Мэйсеком. С чего всё началось?
– Произошёл игровой момент, он поехал заступаться за партнёра. Изначально я не понимал, чего Мэйсек конкретно хочет, потому что есть игроки, которые разбираются на словах. Когда увидел, что он настроен на драку, сразу понял, что не отступлю. Мне без разницы, кто передо мной, я никогда не уходил от таких моментов.

– В том спарринге вы победили, удивив комментаторов серией коротких ударов дальней рукой. Этим приёмам научил папа боксёр?
– Конечно, занятия боксом дают свои плоды. В любом случае это всё идёт оттуда. Папа старался поставить мне удар, но я не отрабатывал бои на льду. Смотрел хоккейные драки, которые мне попадались, что-то обсуждал с папой или опытными ребятами. Я прекрасно понимал, что рано или поздно это должно произойти. Делал выводы из потасовок на детском и молодёжном уровнях, чтобы в будущем понимать, что мне нужно делать.

– Как отец и партнёры отреагировали на вашу драку?
– Все ребята и тренерский штаб поддержали, сказали, что я молодец. Папа тоже похвалил, обсудили с ним этот момент. Ещё за меня очень переживала мама, она не любит, когда я дерусь (улыбается).

– Вы ведь знаете английский. Не удалось перекинуться с Мэйсеком парой фраз до или после того, как вы сбросили краги?
– Нет, мы просто подрались и разъехались. Мой английский остался на среднем уровне, мне тяжело даётся этот язык.

– А как общаетесь с иностранцами в команде?
– По чуть-чуть (улыбается). В основном общаемся по каким-то игровым моментам, всё равно где-то что-то и сам знаю, что-то переводят ребята.

– После эпизода с Мэйсеком вы не появлялись на льду почти две недели. Дело ведь не в драке?
– Да, я получил травму в том матче: поехал забирать шайбу в угол, увидел, что меня идёт бить игрок. Так получилось, что он ударил меня лезвием в конёк и пробил его насквозь, порезав ногу. Я был на адреналине, поэтому сначала вообще не понял, что произошло. Просто почувствовал удар и подумал, что отбило ногу. Когда приехал на лавку, посмотрел на конёк и очень сильно удивился: он был пробит. Пошёл в раздевалку, снял его и увидел глубокий порез. Доктор сказал зашиваться. Рана ещё была на таком подвижном месте. Нужно было долго ждать, когда она заживёт, чтобы не разошлись швы и пот не попал внутрь.

– Вы ведёте список своих кулачных поединков на льду?
– Нет, не сильно уделяю этому внимание. Если есть момент, могу заступиться за партнёра. Это игровой момент, эмоции.

– На молодёжном уровне ваша самая запоминающаяся драка с Никитой Чибриковым в финале?
– Наверное, да. Но я ещё дрался с тафгаем из «Сахалинских Акул». Мы с ним спокойно вышли, провели хороший бой, но его не сильно афишировали. Сложно сказать, какая драка была лучше, но с эпизод с Чибриковым разошёлся через социальные сети.

– У вас есть ориентир среди хоккеистов в плане бойцовских навыков?
– Я подписан на многие хоккейные паблики. Если вижу хорошую драку, стараюсь брать пример с любого игрока. Человек должен учиться каждый день, как говорится: век живи – век учись. Больше всего мне нравится, как дерётся Александр Свитов, он просто машина! (улыбается)