80

Егор Филин: Мой самый главный талисман и болельщик — мама

Источник: Sport Media News

Нападающий «Красной Армии» о начале хоккейной карьеры, жизни вне родного города, эмоциях на льду и планах на будущее.

– Не будем спрашивать, как получилось так, что вы связали свою жизнь с хоккеем, потому что во многих интервью вы уже рассказывали о том, что вы из «хоккейной» семьи, где играли все: папа, дедушка, дядя. Поэтому вопрос такой: если не хоккей, то какой бы другой вид спорта это мог быть?

– Вообще никогда об этом не задумывался, потому что с детства понимал, что свяжу жизнь именно с хоккеем. А в целом, наверное, это мог бы быть любой не индивидуальный вид спорта, так как я больше командный игрок. В свободное время люблю поиграть в футбол, волейбол. Да, скорее всего, если бы не хоккей, то это был бы футбол.

– Вы также говорили, что ваш дядя работал хоккейным тренером, однако больше всего вы прислушиваетесь к советам мамы по поводу хоккея. Почему ее мнение для вас важнее, нежели точка зрения профессионала?

– На самом деле для меня важно мнение как мамы, так и дяди. Просто мама смотрит каждую мою игру, да и вообще, сразу после любого матча всегда звоню ей и слушаю её советы и комментарии. Бывает такое, что я с ней не согласен, но потом остываю и понимаю: почти всегда она права. Мнение дяди, конечно, тоже имеет большое значение, так как он профессионал своего дела.

– Параллельно с хоккеем занимались ещё чем-то в детстве? Какие-нибудь кружки, секции?

– Помню, когда учился во 2 классе, посещал около полугода секцию по шахматам, но потом всё свободное время стал занимать хоккей.

– Насколько мне известно, до того, как начать выступать за «Красную Армию», вы играли в своём родном городе Пензе за «Дизелист». Сегодня вам регулярно приходится играть против своих бывших товарищей оттуда. Каково это?

– Всегда приятно обыграть соперника, даже если это бывшие товарищи. Тем более, я расстался с бывшими тренерами «Дизелиста» не на самой лучшей ноте. Когда меня задрафтовал ЦСКА, они говорили, что не хотят терять такого ценного нападающего, а в итоге оказалось – только и ждали моего перехода в другой клуб. 

– В 2016 вы поехали в Москву на Ярмарку юниоров, где вас задрафтовал ЦСКА. С каким настроем вы ехали: с самого начала были уверены в том, что вас заметят, или просто решили попытать счастье?

– Вообще, как таковой ярмарки юниоров у нас не было, а было закрытое заседание, где присутствовали агенты и представители клубов. Помню, что сидел тогда в школе на уроке, мне позвонил мой агент и объявил, что в первом раунде меня задрафтовал ЦСКА под 4 номером. Сначала я очень удивился, где они успели меня заметить, но потом безумно обрадовался тому, что буду играть в таком клубе. 

– Как мы понимаем, вы переехали в Москву, а семья осталась в Пензе. Как быстро вам удалось адаптироваться? Не тянуло обратно к друзьям, к близким? 

– Изначально было очень трудно. Я по два-три раза в день мог звонить маме, просить, чтобы она приехала в Москву, но со временем конечно привык, да и стал взрослее. Естественно, база никогда не заменит родной дом, но в хоккее без постоянных переездов никак.

– Хорошо помните свой первый матч в «молодежке» за «Красную Армию»? Какое самое яркое воспоминание у вас осталось? 

– Да, мне запомнилась первая игра в «молодёжке» против «Тайфуна». Там я забросил свою первую шайбу в МХЛ. А так, какие-то особенно яркие моменты первого сезона выделить сложно. Помню только, что начало года выдалось «смазанным», я долго набирал форму, а потом и вовсе получил травму, после чего на некоторое время выбыл из строя. Только ближе к середине сезона мне удалось наладить хорошую, стабильную игру. 

– Вы неоднократно говорили о том, что первое время тренироваться в ЦСКА было очень трудно, однако, по вашим словам, физические нагрузки не слишком сильно отличались от тех, что были в «Дизелисте». Так в чем же была сложность? 

– У нас был тренер по физической подготовке, Хассан Саид, и он давал очень сложные упражнения, трудные не в физическом плане, а в плане координации. Сначала для меня это было непривычно, не мог долго научиться делать даже какие-то банальные задания, но со временем освоил все упражнения и стал с лёгкостью их выполнять.

– В этом сезоне вы начали играть в ВХЛ и выступать за фарм-клуб ЦСКА «Звезда». Это уже совсем другой уровень, нежели МХЛ, да и многие ребята старше вас. Вам как-то помогали быстрее влиться в команду, делились своим опытом? 

– В физическом плане игра в ВХЛ от «молодежки» ничем не отличается. Разница только в том, что в «вышке» ребята стараются играть более продуманно с точки зрения стратегии и логики. Они психологически более взрослые.

– Насколько я знаю, вы очень много времени проводите с Никитой Долгопятовым и Денисом Недилько (оба играют в «Красной Армии»). Как получилось, что именно вы втроём стали друзьями?

– Дружба началась с первых дней в «Красной Армии». С Никитой Долгопятовым мы быстро нашли общий язык, я сразу понял, что это «мой человек». С Денисом Недилько также стали общаться на одной волне с первого дня знакомства. А в целом у нас все парни довольно дружные, но мы втроем всегда вместе шутим и поднимаем командный дух перед игрой.

– Что вас объединяет помимо хоккея?

– Мы часто ходим куда-то вместе в свободное от игр время. У нас много общих интересов, тем для разговора, а также «свои» шутки.

– У всех спортсменов обычно есть какие-нибудь свои ритуалы. А у вас?

– В этом плане я не суеверен, всегда полагаюсь только на собственные силы, ну и лишь немного на везение. В приметы никакие особо не верю, только если черная кошка перебегает дорогу, стараюсь обходить стороной (улыбается).

– У каждого иногда бывает, когда что-то не получается, и тогда хочется просто все бросить. Как в такие моменты вы себя мотивируете? 

– Сейчас я просто понимаю, что если возьму и брошу все, то это ни к чему не приведет. У меня такое часто бывает, что сначала завожусь, если что-то не получается, но затем быстро остываю. Раньше, когда играл в детской школе, мой взрывной характер проявлялся особо ярко, но со временем я понял, что такой «запал» , сильное проявление эмоций на льду – это по сути слабость, которой может воспользоваться соперник. Поэтому на данный момент стараюсь все больше себя контролировать.

– В одном из интервью вы как-то сказали, что ваш пример для подражания в хоккее – Павел Дацюк. Почему именно он? 

– Мне близок так называемый «умный хоккей», когда ты не просто бессмысленно бегаешь по льду за шайбой, а «играешь головой». Для меня в первую очередь на льду важны логически нестандартные решения, какие-то хитрые приемы. Именно все это и демонстрирует Дацюк, поэтому мне его так сильно нравится. А вообще еще люблю манеру игры Уэйна Гретцки, он тоже показывает не просто силовой хоккей. 

– А кого бы вы выбрали в качестве «кумира» из более молодого поколения? 

– Если говорить про НХЛ, то это Джонни Годро из «Калгари», а из КХЛ пусть будет Михаил Григоренко.

– Многие хоккеисты стремятся попасть и закрепиться в НХЛ, другие же говорят, что хотят всю жизнь играть за родной клуб. К числу каких принадлежите вы?

– Конечно, мечта любого хоккеиста – играть в НХЛ, ведь это самая сильная лига мира, где играют только лучшие. Но я считаю, что прежде чем ехать за океан, стоит сначала построить хорошую карьеру в России. Сначала надо стать «звездой» у себя дома и всем всё доказать здесь, чтобы уже ехать в НХЛ не со слабой надеждой там «закрепиться», а с твердым осознанием того, что тебя точно заметят. Безусловно, в будущем я нацелен на НХЛ, но только после того, как покажу, на что я способен, в России.

– В хоккее, как и в любом виде спорта, большую роль играет везение. Есть ли у вас какой-то особый талисман, который приносит удачу? 

– Мой самый главный талисман и главный болельщик – мама (улыбается).

– Как сами оцениваете свой прогресс за этот сезон? Над какими моментами работали, что усилили лично в своей игре? 

– Во-первых, я в этом сезоне набрался опыта, так как начал играть в ВХЛ, познакомился со многими ребятами оттуда, старался перенять какие-то отдельные моменты игры у них. Потом стараюсь сейчас больше работать над тактикой игры, часто смотрю обзоры НХЛ, «подсматриваю» за игроками Национальной Лиги: за тем, как они отдают передачи, идут в атаку, играют в большинстве. Пытаюсь в этом сезоне больше прибавлять не просто в плане техники, но также в целом с точки зрения хода игры, стратегии. 

– В конце января вы провели два матча со «Спартаком». Противостояние «Красная Армия» – «Спартак» называют главным дерби МХЛ. Готовились ли вы как-то особо тщательно к этим матчам?

– Все изначально понимали, что «Спартак» – самый принципиальный соперник, поэтому рассчитывали только на победу. Мы начали психологически настраиваться еще задолго до игры, да и тренеры тоже говорили, что этому сопернику нельзя проиграть. Помню, даже когда ехали в автобусе на игру, атмосфера была такая особенная, тишина полная: кто-то слушал музыку, кто-то просто «ушел в себя», пытался настроиться на матч. На самом деле, поражение от «Спартака» было очень обидным. Мы бились до последнего, в итоге проиграли в овертайме, хотя я считаю, что мы заслужили победу.

– Кого из соперников, помимо «СКА-1946», лидера турнирной таблицы, вы считаете самым опасным и сложным для «Красной Армии»?

– Наверное, «Алмаз». Они сразу стараются брать инициативу в свои руки, нам трудно подстраиваться под их стиль и ритм игры. «Алмаз» умеет показывать не только силовой хоккей, но также обладают и хорошей защитой. У нас команда больше силовая, а они могут взять хитростью. Плюс все ребята у них хорошо видят площадку, очень сыграны, поэтому нам очень тяжело дались два последних «домашних» матча с ними. 

– На кого бы вам хотелось выйти в плей-офф?

– Это абсолютно не важно, с кем мы встретимся. Надо просто начинать играть с «домашних» матчей, так как дома у нас процент выигрыша гораздо больше, чем «в гостях». Кроме того, нужно просто стараться «забираться» как можно выше по турнирной таблице, вот и всё. 

– Вы уже становились обладателем Кубка Харламова в сезоне 2016/17. Насколько оцениваете шансы команды повторить успех в этом году?

– Думаю, шансы в этом году у нас очень хорошие, ведь в «Красной Армии» сейчас довольно сильный состав. Каждый из нас обладает особой манерой игры и имеет какие-то свои преимущества. Кроме того, есть ребята из ВХЛ, которые также могут усилить нашу команду. По сути мы сейчас переигрываем очень многих; единственное, иногда отдаем «затяжные» игры, может не хватать немного сил в концовках матчей.

– Вы были единственным хоккеистом из «Красной Армии», кого выбрали для участия в «Кубке Черного моря» и «Кубке четырёх наций». Ощущали ли двойную ответственность: за себя лично и за всю команду, честь которой представляли?

– Да там была даже не двойная, а тройная ответственность (смеется): за себя, за свой клуб и за страну. Там просто нельзя было ударить в грязь лицом, поэтому я показывал свой максимум. Когда ты надеваешь свитер с гербом России, ты просто не имеешь права плохо играть. 

– Были ли вы когда-нибудь капитаном команды?

– Я был капитаном только в детской школе в Пензе, а в «молодежке» еще не доводилось. На самом деле никогда не было особого желания быть капитаном команды. Больше жду букву «А», чем «К». 

– До этого сезона вы играли под другим номером – 98. Почему решили сменить на 94?

– Когда в этом году перешел в ВХЛ, мой номер 98 уже забрал Володя Пешехонов. В прошлом году я сыграл две игры в плей-офф за «Звезду» под 94 номером и решил его оставить. 

– На днях по Сети разошлось видео, где вы танцуете под песню Егора Крида «Крутой». Как вам пришла в голову эта идея с танцем, и почему именно эта песня?

– Да просто после победы над «Крыльями Советов» было хорошее, приподнятое настроение, решил поделиться позитивными эмоциями с ребятами, вот и все (смеется).