99

Дмитрий Лозебников: Неважно, с какого места ты выйдешь в плей-офф, главное – как ты сыграешь там

В беседе с пресс-службой вратарь «Красной Армии» Дмитрий Лозебников рассказал о своих увлечениях вне ледовой площадки, спортивной психологии, а также оценил выступление команды в регулярном чемпионате и поделился целями на плей-офф Кубка Харламова.

– Расскажите, как вы начали заниматься хоккеем. Кто привел вас в секцию и почему?

– Нам с моим братом-двойняшкой Максимом было по три с половиной года, мы часто болели, и родители решили, что занятия хоккеем помогут укрепить нам иммунитет. Потому что в Тюмени, где мы жили, тренировки часто были на открытом воздухе.

– В Тюмени суровые зимы.

– Да, порой температура доходила до «минус 35», но мы не мерзли совсем. Мы, дети, носились, нам было интересно. А вот родители мерзли очень сильно.

– Брат продолжает играть в хоккей?

– Нет. До семи-восьми лет он занимался вместе со мной, но потом у него началась аллергия на форму, синтетические материалы, из которых она сделана. Недавно из-за такой же проблемы завершил карьеру Мариан Хосса. Мы пытались как-то вылечить его, но в итоге врачи сказали, что для его здоровья лучше будет, если он прекратит заниматься хоккеем.

– А сейчас чем он занимается?

– Он ударился с головой в учебу, и в итоге поступил на физфак в хороший университет в Тюмени. Причем не просто на бюджет, но и на повышенную стипендию.

– А у вас как обстоят дела с учебой?

– Все хорошо. Я поступил в университет в Магнитогорске, учусь на четвертом курсе. Там относятся с пониманием, помогают, как могут, потому что понимают, что я спортсмен, у меня не так много времени на учебу, тем более, я переехал в другой город.

– Почему вы решили стать именно вратарем?

– Мне было лет семь, наверное. В команде нас было человек 50, и из них только один вратарь. В итоге этот парень просто перестал приходить на тренировки, и две недели мы катались вообще без вратарей. А я до этого хотел стать вратарем, мне нравилась форма. И тут как раз все совпало. Папа был против, но я его смог убедить.

– Какой у вас личный рекорд по быстроте надевания и снятия вратарской экипировки?

– Надеть форму могу где-то за пять-шесть минут. Раздеться – за полторы. Сейчас у новой формы все на липучках, не нужно всякие ремешки застегивать, как раньше. Это очень сильно упрощает жизнь.

– Одна из самых заметных и уникальных частей вратарской формы – это маска. На вашей помимо логотипа клуба изображен персонаж комиксов Marvel – Дэдпул. Почему решили разместить его на маске?

– Потому что мне очень нравится этот персонаж – и как супергерой, и в плане того, как он себя ведет. Это моя первая маска, которую я решил раскрасить, поэтому решил нанести на нее изображение Дэдпула.

– Вы смотрели фильмы или еще читали комиксы?

– Нет, комиксы я не читал, но посмотрел оба фильма и потом прочитал всю предысторию персонажа в Википедии.

– Вы играете в Москве второй сезон. Привыкли к столичной жизни?

– В принципе да. Я живу в интернате ЦСКА рядом с дворцом, с нами вместе там живут еще и баскетболисты, боксеры и борцы.

– С кем живете в одном номере?

– Я живу один. Мне так больше нравится, потому что так проще концентрироваться.

– Вы можете назвать себя стереотипным вратарем, который постоянно находится «в себе»?

– Нет. Таким я становлюсь только за день до матча и в игровой день. В остальное время я абсолютно обычный человек, который ничем не отличается от других.

– Многие спортсмены – довольно суеверные люди. У вратарей, наверное, это развито больше других. У вас есть свои приметы?

– Если бы мне задали этот вопрос годом ранее, то я бы ответил, что их довольно много. Сейчас у меня осталась одна примета – выходить на лед с левой ноги. От остальных я избавился в прошлом году.

– Многие игроки говорят о том, что постепенно избавляются от суеверий. Что это – просто взросление?

– Я думаю, что да. Потому что это все идет из еще детства: кто-то где-то перед игрой подсказал, у тебя получилось, и ты начинаешь к каждой следующей игре так же готовиться, делать все то же самое. Но так не бывает. Каждый матч, каждый день – это новое испытание. Не может такого быть, чтобы все было два дня одинаково. Я это понял, и отказался от суеверий. И мне так нравится больше. Раньше я «загонялся» на этой почве, а сейчас, когда ничего этого нет, чувствую себя более уверенно.

– Звучит так, как будто вы серьезно изучаете спортивную психологию.

– Да, я читаю книги по этой теме. Последняя, которую прочитал – «Разум чемпионов» Джима Афренова. В ней он приводит много примеров того, как готовятся к соревнованиям и ведут себя в повседневной жизни медалисты Олимпиады, игроки НХЛ, НБА, МЛБ. Я почерпнул из нее много полезных советов.

– А кроме литературы по психологии читаете что-нибудь?

– Да. Я обожаю детективы. Очень люблю серию книг Бориса Акунина про Эраста Фандорина. Сейчас в этой серии 16 книг, я на данный момент прочитал восемь. Помимо этого буквально на днях прочитал «Сияние» Стивена Кинга.

– И как вам?

– Мне не особо понравилось. Я после прочтения книги посмотрел фильм, и он мне понравился гораздо больше. Понял, что лучше посмотрю фантастический фильм, чем прочитаю книгу.

– А какие-нибудь другие книги Кинга читали? Или смотрели фильмы по ним?

– Мне понравился фильм «Побег из Шоушенка». Но боюсь, что если начну читать книгу, то получится как с «Сиянием».

– С вашими предпочтениями в литературе разобрались. А какое кино вы любите? Есть любимые фильмы?

– Очень люблю кино про супергероев. И еще обожаю биографические картины. Я посмотрел столько фильмов про разных людей, которые добились различных вершин в жизни, что даже вряд ли выделю какой-то один.

– Окей, тогда такой вопрос: в кинотеатре какой фильм посмотрели последним?

– «Громкая связь» – это комедия от «Квартета И». В нем рассказывается о том, как четыре друга со своими женами встретились на даче, и одна из жен предложила сыграть в игру: оставить телефоны на столе, на каждый звонок отвечать по громкой связи, а каждое сообщение зачитывать вслух. В итоге все, как обычно, перессорились.

– Этот фильм как-то относится к другим картинам «Квартета И» – «О чем говорят мужчины», например?

– Нет, это совершенно другая история, с другими персонажами.

– К видеоиграм как относитесь?

– Иногда, если есть свободное время, могу поиграть в Counter-Strike: GO.

– CS:GO –  одна из крупных киберспортивных дисциплин. Следите за соревнованиями?

– Нет. Знаю названия некоторых команд – NaVi, Astralis, VirtusPro. Мне больше нравится играть самому, чем смотреть, как играют другие.

– Назовите вашу любимую сторону, оружие и карту в CS:GO.

– Спецназ, АК-47 и Dust II.

– Мы очень много говорили про вашу жизнь вне площадки. Давайте перейдем к вопросам про хоккей. «Красная Армия» досрочно вышла в плей-офф. Как можете оценить выступление команды в регулярном сезоне?

– В принципе, мы провели «регулярку» достаточно хорошо. Но в некоторых матчах могли сыграть лучше, и тогда сейчас бы занимали более высокое место. Я думаю, нам не хватило стабильности, все-таки у нас молодая команда, в которой много новичков. Но, на мой взгляд, неважно, с какого места ты выйдешь в плей-офф, главное – как ты сыграешь там.

– Какие игры в этом сезоне можете выделить?

– С «Алмазом», «Локо», «СКА-1946» и питерским «Динамо». Это сильные соперники, с ними интересно играть, все матчи получаются уровня плей-офф.

– В этом сезоне были матчи, в которых по вашим воротам наносили мало бросков. Как сохранять концентрацию в такие моменты?

– Да, в этом сезоне я очень часто сталкивался с такой ситуацией, потому что наша команда хорошо играет в обороне, полевые игроки принимают на себя много бросков, за что им огромное спасибо. В такие моменты, когда несколько минут подряд нет бросков по твоим воротам, стараешься подвигаться, потянуться. И главное – гнать мысли о том, что сейчас может быть какая-то контратака, и тебе, «холодному», забьют.

– Запоминаете сделанные сэйвы или просто действуете на автомате?

– По ходу матча даже не думаю, что, вот здесь я сделал классный сэйв. А после разбираю прошедший матч, анализирую свою игру.

– Даете подсказки полевым насчет вратарей соперника?

– Бывает, на разминке перед матчем, когда я уже проведу свои упражнения, смотрю за вратарями соперника, подмечаю, куда они больше всего пропускают, и потом в раздевалке говорю парням, чтобы бросали туда чаще.

– Кстати, про подсказки в раздевалке. Понятно, что капитан говорит чаще всего. Как часто вы берете слово в раздевалке по ходу матчей?

– Я стараюсь по большей части молчать, но когда я вижу, что команду надо как-то подбодрить, то я могу встать и сказать какую-то мотивирующую речь.

– По ходу сезона появилась традиция вручать лучшему игроку матча каску. Кто ее придумал?

– Это было коллективное решение. Я предложил, все поддержали. Каску заказал где-то Кирилл Голощапов. 

– Понятно, что лучший игрок прошлого матча выбирает, кому передать каску. Вы получили ее первым. Кто принимал решение?

– В первый раз лучшего игрока выбирал капитан команды – Максим Соркин. А потом, как вы и сказали, держатель каски выбирал лучшего игрока после каждой игры, не важно, выиграли мы ее или проиграли. Потому что даже в проигранном матче есть люди, которые выделяются.

– Заключительные матчи регулярного чемпионата «Красная Армия» проводит против соперников, которые не попали в плей-офф – «Тайфуна» и «Амурских Тигров». Что самое главное в этих играх?

– Самое опасное, что может быть во встречах с такими соперниками – это недонастрой. У нас хорошая команда, и единственное, что может нас подкосить во встречах с «Тайфуном» и «Амурскими Тиграми» – это если мы не настроимся на них должным образом. Не нужно думать о том, какое место они занимают. У нас свои задачи: скоро плей-офф, и нам нужно набирать очки, чтобы занять более высокое место.

– Какая цель на плей-офф?

– Самая максимальная – завоевать Кубок Харламова. Этот сезон для меня – последний в МХЛ, и не только для меня, а и для всех парней 1998 года рождения. И мы все хотим одного – победить, доказать, что весь тяжелый труд был не напрасным и что «Красная Армия» всех сильней!